Экогуманитарные теория и практика
ISSN 2713 – 1831
Экофилософия
Экопсихология
Экотерапия
Эко-арт-терапия
Экологическое образование
«Зеленое» искусство
Экоэстетика
Главная \ Актуальное \ Копытин А.И., Чжоу Т. ОТ ИКЕБАНЫ К РАСТИТЕЛЬНОЙ АРАНЖИРОВКЕ: ХУДОЖЕСТВЕННОЕ, ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ И ДУХОВНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО С ПРИРОДОЙ

Копытин А.И., Чжоу Т. ОТ ИКЕБАНЫ К РАСТИТЕЛЬНОЙ АРАНЖИРОВКЕ: ХУДОЖЕСТВЕННОЕ, ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ И ДУХОВНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО С ПРИРОДОЙ

« Назад

УДК 159.99

 

ОТ ИКЕБАНЫ К РАСТИТЕЛЬНОЙ АРАНЖИРОВКЕ: ХУДОЖЕСТВЕННОЕ, ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ И ДУХОВНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО С ПРИРОДОЙ*

*Воспроизводится с разрешения журнала «Creative Arts in Education and TherapyEastern and Western Perspectives», в котором данная статья была впервые опубликована, (2019), 5(2), 98–105 http://caet.inspirees.com/caetojsjournals/index.php/caet/article/view/192

копыт 1

Копытин Александр Иванович

доктор медицинских наук, профессор, кафедра психологии Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования (Санкт-Петербург, РФ)

 

Чжоу Тони Йю

доктор философии, танцевальный терапевт, директор Инспайрис Института (Пекин, КНР / Нидерланды)

 

Аннотация

В статье рассматривается история японского искусства икебаны и современная практика экологической арт-терапии, включающая ботаническую аранжировку, их взаимосвязь и вклад в физическое и психическое благополучие людей. Различными точками зрения на искусство икебаны и растительной аранжировки делятся российский специалист в области экологической арт-терапии и китайский специалист по танцевальной терапии с биомедицинским образованием. Икебана и ботаническая аранжировка рассматриваются как формы творческого взаимодействия с природой, обеспечивающие различные лечебно-профилактические эффекты.

Ключевые слова: арт-терапия, ботаническая аранжировка, дзен-буддизм, икебана, экотерапия

 

Икебана как отражение культурной традиции Японии и Восточной Азии

Икебана одна из важнейших форм традиционного японского искусства, которая существует уже 600 лет. Слово икебана, которое состоит из слов икеру ( , сохранять жизнь) и хана (, цветок), означает «сохранять жизнь цветам» или буквально «живые цветы». Это искусство также обозначают словом кадо ( или 花道), что означает «путь цветов». Икебана возникла в Китае и связана с буддийской традицией приношения красивых предметов в память об умершем, в основном в храмах. В VII веке официальный посланник Оно-но-Имоко привез из Китая в Японию одну из таких композиций из цветов и возложил ее на алтарь. Хотя икебана продолжала быть частью буддизма в Китае, в Японии она превратилась в особый вид искусства, выступив одной из примет интеграции буддизма в японскую культуру.

В отличие от искусства создания цветочных композиций в виде букетов в западной культуре, для изготовления которых подчас используется большое количество цветов, икебана характеризуется минимализмом, отражает философские идеи о красоте и определенное культурное мировоззрение, основанное на представлении о жизни в гармонии с природой. В Японии природа всегда была высшим проявлением истины и красоты. Поэтическое отношение японцев к природе остается сильной стороной японской культуры [2]. В икебане внимание сосредоточено на линиях, относительной асимметрии, пространстве, контрасте и гармонии (рис. 1).

В настоящее время, имея многовековую традицию, икебана продолжает развиваться как форма искусства, в которой сочетаются природа и человеческое творчество. Она требует технических навыков и основывается на стройной системе представлений. Подобно другим практикам в Японии, таким как каллиграфия, чайная церемония и хайку, которые ценились в дзен-буддизме как средство самосовершенствования, икебана рассматривается как один из способов тренировки тела и ума. Погружение в физическую практику этого искусства может привести к психологическому и духовному очищению (отсутствию «эго») как основе правильных поступков и этичного поведения.

Самосовершенствование человека рассматривается как результат усердной практики икебаны. Скромность и психологическое «очищение» художника позволяют природным объектам раскрыть свою внутреннюю сущность [8]. Польза для физического и психического здоровья вследствие практики икебаны подтверждается эмпирическими и экспериментальными исследованиями [5, 7, 15, 16].

В современном обществе, где больше всего ценятся изобилие, материальное благосостояние и личные амбиции, икебана выдвигает на первый план качества простоты, скромности и мягкости и напоминает о том, что сила природы и человека не обязательно исходит от Ян или «сгущения». Интересно, что до XVIII века икебана практиковалась только мужчинами. Исключительно мужскими занятиями также считались четыре искусства ( , siyi): цинь (игра на струнном инструменте ), ци (стратегическая игра го, ), шу (китайская каллиграфия, ),) и хуа (китайская живопись, ). Они были четырьмя основными академическими и художественными практиками, необходимыми для восточноазиатских ученых аристократов.

Рис. 1. Икебана, школа Икенобо, любезно предоставлено Реджинальдо Бокхорни

В отличие от других форм искусства, икебана использует исключительно экологические материалы, что свидетельствует о признании природы и связи с ней как непреходящей ценности. Традиционная структура аранжировок икебаны имеет три основных стержня, выходящих из центральной точки, и часто формирует композицию в виде гармоничной триады, символизирующей единство между небесным царством, людьми и землей. Таким образом, человеческое тело явно присутствует в космологической модели икебаны, выступая тем началом, которое позволяет человеку взаимодействовать с тремя сферами мироздания. Различные начала внутренней организации тела, такие как радиальная симметрия, баланс верха и низа, правой и левой сторон соблюдаются при создании икебаны.

Заземление и наличие центра тяжести можно почувствовать как в композиции, созданной из цветов, так и на нашем собственном теле. Динамическое равновесие и телесные формы можно проецировать на цветы и растения. Мастера икебаны обычно объединяют дыхание и различные движения тела при создании композиций. Во время ритуала создания композиции, который требует осознанного личного присутствия, ритм и глубина дыхания регулируются в соответствии с растительными элементами и целостной средой.

Наше дыхание прочно связано с философской категорией ци, которая в Восточной Азии интерпретируется как жизненная энергия, движущая сила и психофизическая энергия [13]. Очевидно, что благодаря икебане осуществляется не только поддержка внутреннего равновесия на уровне тела и психики, но и через взаимодействие с цветком как элементом природы человек получает энергию ци. Она усиливает творческие, художественные способности. Внутреннее стремление к достижению оптимального динамического равновесия проявляется при построении композиций из цветов, а также во время срезания растений.

Хотя сама композиция из цветов в икебане представляет собой неподвижную форму, весь процесс ее создания может рассматриваться как динамичный «танец», предполагающий взаимодействие между человеком, цветами и природой в целом на физическом, психологическом и духовном уровне. Чем шире спектр движений и яснее намерения «танцора», тем богаче становится взаимодействие. Искусство нахождения и создания формы равновесия имеет важное значение, позволяя достичь оптимального соотношения порядка и свободы, симметрии и асимметрии, стабильности и подвижности, направленности во внешний мир и мир внутренний, на себя и других, на части и единое целое. Все это реализуется в особом качестве ци мастера икебаны, который может увидеть и убедительно передать в своих работах удивительную динамику человека, цветка и природы.

В икебане акцент делается на подчеркивании линий и индивидуальных форм каждого цветка, листа и ветки. Окружающее пустое пространство так же важно, как и сами предметы. Японское слово ма (или мао, по-китайски), обозначающее интервалы или пустоты во времени и в пространстве, обозначает то, что окружающее пространство наполнено энергией и чувством. Ма создает ритм и поток, вовлекая зрителя в восприятие композиции. Ма позволяет постичь, что «меньше значит больше». Космологическая модель икебаны запускает наше мышление относительно общего пространства, нашей внутренней среды, а также нашей кинесферы (личного пространства), позволяя выстроить из них живое единство.

Помимо создания оптимальной композиции с точки зрения ее характеристик динамического равновесия, практикующий икебану постоянно развивает свои отношения с цветами и окружающей средой. Для этого нужна интуиция. Это позволяет мастеру передать целостное представление о себе в единстве с цветами, оценивать совокупность физических ощущений и восприятие себя и цветов в их взаимодействии друг с другом.

Мотив композиции является одним из характерных символов икебаны и инструментом, напоминающим нам о проецировании нашего мировоззрения на цветы. Икебана требует от практикующих высокой концентрации и внимательности, чтобы создать четкий мотив цветочной композиции. Обычно это однозадачное действие, которое в настоящее время не так часто практикуется в повседневной жизни и на работе. Таким образом, икебана позволяет сохранить баланс в отношениях с другими и природой.

Икебана предполагает «вмешательство человека» в естественную жизнь цветка, поскольку требует срезания и расстановки цветов в пространстве. Однако в конце концов мы понимаем, что это не вмешательство человека в жизнь природы, а взаимодействие с природой и такой процесс, в котором мы можем научиться согласовывать человеческие поступки с законами природы. Этот процесс можно интерпретировать как практику ву-вэй (), описываемую в традиции даосизма как «бездействие». Она является подлинной добродетелью человека (тэ / дэ), связанной с его деятельностью и выражением себя в согласии с природой.

 

Растительная аранжировка и экологическая арт-терапия

Икебана остается одним из символов восточных культурных традиций Китая и Японии с характерной для них философией, художественными и ритуальными практиками. В то же время, она приобретает новый смысл и роль в контексте современного экологического движения. Это движение, вместе с другими задачами, поддерживает развитие инновационных подходов в современной психологии и терапии, в частности, в терапии искусством, арт-терапии. В течение последних двух десятилетий такие новые научные дисциплины, как экопсихология и экотерапия с их концепциями и практиками помогли понять икебану с новых, эколопсихологических позиций.

В настоящее время наблюдается значительный рост использования различных экотерапевтических методов. По мере того, как глобальная культура становится все более урбанизированной, врачи, психотерапевты и иные помогающие специалисты все чаще обращаются к стратегиям, позволяющим использовать терапевтический потенциал, основанный на контактах с природной средой. Результаты исследований подтверждают, что контакт с природой полезен для здоровья и благополучия человека [1, 6]. Он также может служить изменению отношения к природной среде, развивать экологические ценности и экологическое сознание в тесной связи с решением задач лечения и профилактики. Далее будет представлена одна из техник экологической арт-терапии – техника ботанической аранжировки, имеющая некоторое сходство с философией и практикой икебаны.

Ботаническая аранжировка – это такой вид творческой художественной деятельности, который получает свое обоснование с позиций арт-терапии, экопсихологии и садоводческой терапии. Ботаническая аранжировка связана с использованием срезанных цветов и иных растений – так называемых ботанических эфемеров – для создания оригинальных композиций.

В процессе создания таких композиций и взаимодействия с ними может проявляться феномен субъектификации природных объектов, являющийся основой субъектно-этического типа отношения к природе. Согласно С.Д. Дерябо,  субъектификация природных объектов позволяет реализовать их следующие основные субъектные функции: а) обеспечивать человеку переживание собственной личностной динамики, б) являться живым посредником в отношениях человека с миром, в) выступать в качестве субъекта совместной деятельности и общения [цит. по 12].

Хотя создание ботанических аранжировок может являться формой досуговой творческой деятельности, в данном случае оно будет описано как часть арт-терапевтического процесса, предполагая взаимодействие создателей аранжировок с помогающим специалистом – арт-терапевтом, специалистом по садоводческой терапии, эрготерапевтом и т.д.  Такой специалист может помогать участникам занятий в создании и последующем обсуждении композиций из растительных материалов, приобретающих характер художественной, символической продукции. Специалист также может помогать актуализировать экологические позиции участников, способствовать восприятию растительной аранжировки в качестве модальности субъект-субъектного взаимодействия с миром живой природы. 

Монтгомери и Кортни [14] подчеркивают, что, когда в терапии используются ботанические материалы, у клиентов возникают особые чувства и ассоциации. Ботанические материалы вызывают воспоминания, затрагивающие личные, культурно-исторические, родовые и архетипические уровни сознательного и бессознательного опыта. Растения вызывают особо сильные физические и эмоциональные реакции, актуализируют множество разных смыслов, имеющих отношение к жизни, смерти и возрождению. Они затрагивают широкий спектр разных аспектов опыта благодаря своему цвету, фактуре, форме и запаху и вызывают разнообразные сенсорные ощущения, которые относятся к довербальному, пренарративному опыту, тесно связанному с реакциями биофилии [9, 17, 18]. Прикосновение к ботаническим материалам, вдыхание их аромата и созерцание их форм в процессе взаимодействия с ними изменяют эмоциональное состояние человека, его экологическое сознание, самосознание и поведение.

Представление о биофилии, сформулированное Уилсоном в 1984 г. [17, 18], а затем развитое Келлертом и Уилсоном [9], может быть привлечено для объяснения эффектов характерных для контакта человека с растениями. Биофилия обозначает «врожденную потребность в эмоциональной близости человека с другими формами жизни» [9, Р. 31]. Келлерт [9] считал, что биофилия – это «зависимость человека от природы, которая выходит далеко за рамки физических потребностей и связана также с эстетическими, интеллектуальными, познавательными и духовными потребностями» (Р. 18).

Монтгомери и Кортни [14] полагают, что разнообразие ботанических материалов, включая виноградные лозы, листья, плоды, семенные коробочки, а также цветы предоставляет богатые возможности для творческого самовыражения. «В разных культурах цветы широко используются для украшения свадебных торжеств, литургических обрядов и мемориальных событий, что указывает на то, что цветы обладают богатым эмоционально-смысловым содержанием. Ботанические материалы приобретают метафорическое значение. Неудивительно, что такие материалы становятся символами человеческих и природных событий в их взаимосвязи друг с другом и обладают богатой семантикой» (Р. 19). Согласно Дилу [4], цветы могут выделять нейрохимические вещества, которые помогают «устранить боль, нормализовать сон и создать ощущение благополучия» (Р. 170).

Ботаническая аранжировка как форма экологической арт-терапии может рассматриваться как разновидность «искусства биофилии» [10, 11], определяемого как форма творческой, художественной деятельности человека в его единстве с природной средой, поддерживаемая биофильными реакциями. Творческие действия, воспринимаемые с точки зрения искусства биофилии или экопоэзиса [12], представляют собой не столько форму индивидуального творческого самовыражения в традиционном смысле этого слова, сколько форму природоцентрированной художественной практики, мотивированной потребностью человека в единении с природной средой и объектами, а также заботой об их красоте и благополучии, проистекающих из трансперсонального центра бытия [3].

Процесс ботанической аранжировки состоит из трех этапов: подготовки, создания композиции и анализа конечного продукта и опыта его создания. Первый этап предполагает знакомство с ботанической аранжировкой как терапевтической практикой и формой экологического искусства, а также с материалами, необходимыми для создания аранжировок. В рамках первого этапа могут использоваться некоторые «разогревающие» упражнения в помещении или на открытом воздухе, направленные на изменение отношения к среде и активацию сенсорного восприятия, связанного с созерцанием, тактильными ощущениями, запахом и вкусом ботанических материалов. Может обсуждаться предполагаемая тема занятия, уточняться запрос и мотивы участников.

Второй этап – это собственно создание ботанической аранжировки в качестве художественного продукта, используя ботанические эфемеры и взаимодействие с ними и окружающей средой, в определенных случаях располагая произведения в определенной среде или совершая дополнительные творческие действия – исполняя экологические церемонии и танцы, описывая свой опыт в художественной форме. На третьем этапе участники занятия могут заниматься созерцанием и обсуждением созданных работ, анализировать свой опыт с целью более глубокого понимания их психологического, личностного содержания.

Задания, связанные с ботанической аранжировкой, могут быть на свободную или заданную тему. Задания на свободную тему могут предполагать прогулку участников занятий на открытом воздухе в определенной среде или исследование природных материалов в помещении, обращая внимание на качества среды и природные объекты, которые оказываются наиболее интересными или привлекательными. Создание ботанической аранжировки на заданную тему может затрагивать значимые отношения участников занятий и быть посвящены, например, их отношением к себе (ботаническая аранжировка как своеобразный автопортрет), другим, конкретным ландшафтам, связанным, в частности, с этапами жизненного пути, психическими состояниями.  

Пример 1: Ботаническая аранжировка как результат медитативной прогулки по территории учреждения, связанной с поиском природных материалов

Смешанная группа специалистов социономических профессий (педагоги, психологи и др.) принимала участие в краткосрочном арт-терапевтическом тренинге, связанном с использованием здоровьесберегающих технологий на основе творческой деятельности в контакте с природной средой и объектами. Трехчасовые еженедельные занятия включали в себя создание арт-объектов из разных экологических материалов, включая ботанические эфемеры.

Вначале одного сеанса ведущий группы предложил группе провести один час на открытом воздухе с целью исследования территории учреждения, где проходили занятия. На территории располагались: спортивная площадка, небольшие хозяйственные постройки, два десятка яблонь, березы и другие деревья. Значительная часть территории была покрыта дикорастущими травами. Ведущий объяснил, что участникам разрешается выбирать и использовать любой тип органических материалов, имеющихся на территории учреждения, включая листья, фрукты, ветви, семенные коробочки, дикие цветы и другие растительные эфемеры, а также камни, почву, песок, но не причинять ущерб живому.

Участникам было предложено совершить медитативную прогулку по территории, свободно выбирая маршрут и ориентируясь на поиск наиболее приятных и интересных мест и природных объектов, вызывающих ощущение физического и эмоционального комфорта. В процессе такой прогулки им предлагалось найти и взять с собой отдельные, по возможности небольшого размера природные ботанические материалы и предметы, чтобы затем создать из них миниатюрную композицию, поместив ее в керамическое блюдце диаметром 12 сантиметров.

Ведущий также посоветовал участникам найти какое-то место в окружающей среде, чтобы затем представить там свои произведения, исполняя некоторое подобие церемонии благодарения природы и каким-то образом взаимодействуя со своим твореньем как со значимыми объектом.

Представляя свое произведение, 62-летний мужчина сел на скамейку под березой, держа блюдце со свечой и водой в правой руке и яблоко в левой руке (рис. 2). Он объяснил свои действия следующим образом:

«Яблоко – символ экологических знаний, а береза ​​– символ моей связи с природой. Я создал композицию, поместив в сосуд воду и горящую свечу. Некоторое время я медитировал, сидя на скамейке под березой и держа блюдце с водой и зажженной свечой в правой руке и яблоко – в левой руке. Исполняя свой короткий ритуал, я чувствовал умиротворение и приглашал великие силы природы в форме воды, огня, земли и воздуха быть рядом со мной и во мне самом. В этот момент я ощущал мир в душе. Я чувствовал себя приобщенным к тайне жизни».

Рис. 2 Участник группы во время исполнения церемонии

Делясь своим опытом и эффектами в конце этого занятия, участники отметили улучшение своего эмоционального состояния и физического самочувствия. Некоторые из них подчеркнули, что, исследуя окружающую среду в процессе медитативной прогулки и создавая свои произведения, находя место для их установки и взаимодействуя с ними посредством экологической церемонии, они чувствовали себя физически, эмоционально и духовно связанными с природной средой и объектами, ощущали их как нечто живое, чувствующее и разумное.

Пример 2: Ботаническая аранжировка как форма экотерапевтической практики с клиентами, злоупотребляющими психоактивными веществами

Создание композиций из природных материалов происходило в рамках арт-терапии с нарко- и алкоголезависимыми на базе специализированного амбулаторного реабилитационного центра в Санкт-Петербурге. Посетители центра люди в возрасте 30–60 лет, имеющие проблемы с употреблением психоактивных веществ. Большинство из них страдают алкогольной зависимостью (70%); остальные – наркозависимые в ремиссии. Примерно 10% клиентов употребляют так называемые новые наркотики (соли, кислоты, галлюциногены). Мужчины составляют около 80%, а женщины – примерно 20% от общего числа участников реабилитационной программы.

Некоторые занятия предполагали создание ботанической аранжировки из природных материалов, в основном из растительных эфемеров, встречающихся в окружающей среде, с целью снятия эмоционального напряжения, развития навыков саморегуляции, поддержки осознанного взаимодействия с окружающей средой, актуализации экологических ценностей, улучшения самопонимания.

В ходе одного занятия в осеннее время участникам было предложено ненадолго выйти на улицу и, гуляя в парке, собрать понравившиеся природные материалы. Вернувшись затем в кабинет, они создавали из них композицию в виде ботанической аранжировки на поверхности картонных тарелок.

Создав простую ботаническую композицию из найденных природных материалов, делясь впечатлениями от занятия, участники отметили, что они смогли увидеть красоту простых вещей, удивительно разнообразные и гармоничные цветовые оттенки и формы, созданные самой природой. Красота природных эфемеров стала более очевидной благодаря построению простых композиций на основе найденных материалов (рис. 3 и 4). Участники также отметили, что в результате относительно короткой прогулки на свежем воздухе (15–20 минут) их эмоциональное и физическое самочувствие улучшились.

Описывая свою ботаническую аранжировку, Валерий (имя изменено) (алкоголик, 57 лет) сказал, что она ассоциируется у него с его жизнью, в которой смешались разные цвета. Левую часть своей «зеленой мандалы» он связывал с детством, в то время как средняя часть его рисунка, сделанная из листьев разных цветов, связана с настоящим периодом его жизни, а правая часть – с преимущественно желто-красноватыми оттенками листьев – с будущим. Символом возрождения Валерий посчитал расположенный вверху композиции желудь (рис. 3).

Рис. 3 Ботаническая аранжировка Валерия

Рис. 4 Ботаническая аранжировка Руслана

Комментируя свою работу, Руслан (имя изменено) (алкоголик, 48 лет) пояснил, что она отражает бег по кругу, но с усилившимся намерением вырваться из круга и реализовать свои таланты и положительные человеческие качества, символом которых являются желуди.

 

Заключение

Древнее искусство икебаны является ярким примером творческого союза человека и природы, позволяющим видеть и создавать красоту как проявление естественных и культурных форм и, вместе с этим, поддерживать самосовершенствование и духовное развитие человека.

Искусство икебаны приобретает новый смысл и роль в контексте современного экологического движения. Это движение, вместе с другими эффектами, стимулирует развитие инновационных подходов в современной психологии и терапии, в частности, в терапии искусством, арт-терапии.

В статье была представлена одна из техник экологической арт-терапии – техника ботанической аранжировки, имеющая определенную связь с философией и практикой икебаны. Ботаническая аранжировка – это такой вид творческой художественной деятельности, который получает свое обоснование с позиций арт-терапии, экопсихологии и садоводческой терапии. Ботаническая аранжировки – это средство не только оздоровления, но укрепления и гармонизации отношений людей с природной средой, формирования экологической культуры и развития экологического сознания.

Представлено обоснование методики ботанической аранжировки и приведены примеры ее использования в качестве инструмента арт-терапии, применяемого в рамках тренинга с представителями помогающих профессий и реабилитационной программы для нарко- и алкоголезависимых в ремиссии.

 

Литература

  1. Burls A. People and green spaces: promoting public health and mental well-being through eco-therapy // Journal of Public Mental Health. – 2007. – Vol. 6, №3. Р.24–39.
  2. Danylova T. Approaching the East: briefly on Japanese value orientation // International Journal of Social Science and Management. – 2014. – Vol.2, №8. Р.4–7.
  3. Davis J. V. Ecopsychology, transpersonal psychology, and non-duality // International Journal of Transpersonal Studies. 2011. –Vol. 20, №11. Р. 137–147.
  4. Diehl E. R. M. Gardens that heal. In L. Buzzell & C. Chalquist (Eds.), Ecotherapy: healing with nature in mind. San Francisco, CA: Sierra Club Books, 2009. – P.166–174).
  5. Hannemann, B. T. Creativity with dementia patients // Gerontology. 2006. – Vol.52. – P.59–65.
  6. Heerwagen J. Biophilia, health and wellbeing. In L. Campbell & A. Wiesen (Eds.), Restorative commons: Creating health and wellbeing through urban landscapes. Washington, DC: USDA Forest Service, 2009. P. 39–57
  7. Homma I., Oizumi R., & Masaoka, Y. Effects of practicing ikebana on anxiety and respiration // Journal of Depression and Anxiety. – 2015. – Vol. 4, №3. Р. 187–190.
  8. Hovane M. Ikebana: The Japanese “way of the flower.” Nov 20, 2019, retrieved from https://www.zenvita.com/blog/ikebana-the-japanese-way-of-the-flower.html.
  9. Kellert S. R. Introduction. In S. R. Kellert & E. O. Wilson (Eds.), The biophilia hypothesis. Washington, DC: Shearwater Books/Island Press, 1983. – Р. 18–25
  10. Kopytin, A. Green studio: eco-perspective on the therapeutic setting in art therapy. In A. Kopytin & M. Rugh (Eds.), Green studio: Nature and the arts in therapy. – New York: Nova Science Publishers, 2016. – Р. 3–26
  11. Kopytin A. Environmental and ecological expressive therapies: The emerging conceptual framework for practice. In A. Kopytin & M. Rugh (Eds.), Environmental expressive therapies: Nature-Based theory and practice. New York: Routledge/Francis & Taylor, 2017. –P. 23–47
  12. Kopytin A. Archetypal psychology in the context of the eco-human approach // Ecopoiesis: Eco-Human Theory and Practice. – 2020. – Vol.1, №2. – URLhttp://en.ecopoiesis.ru
  13. McNiff S. Ch’i and artistic expression: An East Asian worldview that fits the creative process everywhere // Creative Arts in Education and Therapy. – 2016. – Vol. 2, №2. – Р.12–20.
  14. Montgomery C. S., & Courtney J. A. The theoretical and therapeutic paradigm of botanical arranging // Journal of Therapeutic Horticulture, – 2015. – Vol. 25, №1. – Р. 16–26.
  15. Sasaki M., Oizumi R., Homma A., Masaoka Y., Iijima M., & Homma I. Effects of viewing ikebana on breathing in humans // The Showa University Journal of Medical Sciences. – 2011. – Vol. 23, №1. – Р.59–65.
  16. Watters A. M., Pearce C., Backman C. L., & Suto M. J. Occupational engagement and meaning: The experience of ikebana practice // Journal of Occupational Science. – 2013. – Vol. 20, №3. –Р. 262–277.
  17. Wilson E. O. Biophilia. – Cambridge, MA: Harvard University Press, 1984.
  18. Wilson E.О. Biophilia and the conservation ethic. In S. R. Kellert & E. O. Wilson (Eds.), The biophilia hypothesis. – Washington, DC: Shearwater Books/Island Press, 1993. – Р. 31–40.

 

Ссылка для цитирования

Копытин А.И., Чжоу Т.Ю. От икебаны к ботанической аранжировке: художественное, терапевтическое и духовное соответствие с природой // Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика. – 2021. – T. 2, № 1. [Электронный ресурс]. – URL: http://ecopoiesis.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

Kopytin A., Zhou T. Yu. From ikebana to botanical arranging: artistic, therapeutic, and spiritual alignment with nature // Ecopoiesis: Eco-Human Theory and Practice. – 2021. – Vol.2, №1. [open access internet journal]. – URL: http://ecopoiesis.ru (d/m/y)

 


О журнале

«Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика» - первый международный междисциплинарный журнал, ориентированный на создание экогуманитарной парадигмы – парадигмы выживания человечества в XXI веке, распространение экогуманитарных знаний и технологий на основе альянса экологии, гуманитарных наук и искусства. Наш журнал – это живой форум теорий и практики, обеспечивающих согласование потребностей человека и планетарной жизни в интересах устойчивого развития.

Журнал предполагает диалог и сотрудничество экологов, философов, медиков, педагогов, психологов, художников, писателей, музыкантов, дизайнеров, социальных активистов, представителей деловых кругов во имя экогуманитарных ценностей, здоровья и благополучия человека в тесной связи с заботой об окружающей среде. Журнал поддерживает разработку и внедрение новых экогуманитарных концепций, технологий и практик.

Одной из приоритетных задач журнала является научное обоснование и пропаганда роли искусства в альянсе с экологией и гуманитарными науками для восстановления и развития конструктивных отношений с природой, формирования экологического сознания и пропаганды природосообразного образа жизни.

Журнал публикует статьи, описывающие новые концепции и практики, технологии и данные прикладных исследований на стыке гуманитарных наук, экологии и искусства, интервью и отчеты о конференциях, относящиеся к экогуманитарной области; представляет художественные работы, музыку и иную творческую продукцию.

Периодичность: 4 выпуска в год.

В соответствии с Законом РФ о средствах массовой информации (СМИ), Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором) 22.09.2020 сетевое издание зарегистрировано и ему присвоен регистрационный номер

Эл №ФС77-79134.

Без разрешения редакции запрещено воспроизведение материалов в каких бы то ни было изданиях, будь то печатные, электронные или иные. Опубликованные в журнале материалы разрешается использовать только в личных некоммерческих целях — научных, образовательных, учебных и т.п.

При цитировании материалов журнала «Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика» ссылка на первоисточник обязательна. Для удобства цитирования в конце каждой оригинальной статьи помещена библиографическая ссылка, которую можно легко скопировать.