Экогуманитарные теория и практика
ISSN 2713 – 1831
Экофилософия
Экопсихология
Экотерапия
Эко-арт-терапия
Экологическое образование
«Зеленое» искусство
Экоэстетика
Главная \ Актуальное \ Левин С.К. ТРИ МЕСТА, ТРИ «ЭКОЛОГИИ» – ЭКОПОЭЗНАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Левин С.К. ТРИ МЕСТА, ТРИ «ЭКОЛОГИИ» – ЭКОПОЭЗНАЯ ПЕРСПЕКТИВА

« Назад

УДК 159.937.2

levine

Левин Стивен К.

доктор философии, DSSc, REAT, заслуженный профессор Йоркского университета (Торонто, Канада), декан докторантуры в области экспрессивных искусств в Европейской высшей школе (Швейцария),

 

Аннотация

Эссе основано на описании трех географических локаций, с которыми связаны значимые события в жизни автора. Все эти локации так или иначе связаны с экономической деятельностью, оказывающей возрастающее влияние на культурный и природный ландшафты развития современной цивилизации. Автор эссе считает, что все три примера показывают, что современная экология в настоящее время является социальной и культурной экологией. В то же время, приведенные описания свидетельствуют о разном подходе людей к организации своей среды обитания. Люди и среда страдают в большей мере, когда во главу угла ставятся экономические выгоды. Ситуация меняется, когда высшим критерием организации среды обитания и ее «экологии» становится красота.

Ключевые слова: красота, природа, экология, экопоэзис

 

Преамбула

Каковы места нашего обитания? Насколько они экологичны? Можем ли мы развивать их в соответствии с экопоэзным отношением к миру, то есть таким образом, чтобы уважать и выявлять их возможную природную красоту? Эти вопросы в данном эссе будут рассмотрены на примере трех совершенно разных мест проживания – Саас-Фе в Швейцарии, Виноградника Марты в США и Торонто в Канаде – каждый из которых был моим домом в разные моменты моей жизни. Я надеюсь, что, изображая эти конкретные места с точки зрения моего собственного жизненного опыта, я смогу осветить как проблемы, так и возможности, которые имеют решающее значение для времени и места, в котором мы живем.

 

Саас Фе

Я впервые приехал в местечко Саас Фе в Швейцарии в 1997 году, во второе лето после открытия Европейской высшей школы (European Graduate School, EGS). Школа начала свою деятельность годом ранее в Лейке, средневековом городе, расположенном на склоне холма с видом на долину Роны. Мы базировались в Kinderdorf, школе для детей с ограниченными возможностями. Школа была построена на холме с видом на долину внизу. В то же время мы слышали постоянный гул машин, идущих во французскую часть Швейцарии или из нее. Сам город был маленьким и живописным, с древней церковью, в подвале которой находился костяной дом, старой ратушей и замком, частично в руинах. Лето было теплым, и для спасения от жары мы купались в пруду в Файвальде, заповедном лесу, расположенном неподалеку.

Для проведения первой сессии второго лета мы переехали в местечко Саас Фе, расположенное на высоте около 1500 метров, окруженное снежными горами высотой до 4500 метров. Здесь были совсем иные условия. Ледник нависал над городом. Аллалин и другие горы были покрыты снегом, а лето было холодным. Это была действительно другая среда – отдаленная, труднодоступная, без машин и промышленности, тихая, с чистым воздухом и пешеходными тропами вокруг. В то первое лето занятия проводились в детской школе и ратуше в центре города. Мы были пришельцами в этой деревне, жители которой, содержащие в основном рестораны и отели и поддерживающие туристическую индустрию, провожали нас долгими взглядами. Мы создали собственный маленький мир с альтернативной культурой, основанной на творческом самовыражении в условиях сообщества.

tri1

На фото: Саас Фе в окружении гор

Прошло несколько лет, прежде чем мы привыкли к городу, и когда горожане смогли также принять наше присутствие. Как только учебный кампус был построен на холме, называемом Штайнматте, стало ясно, что мы не собираемся уходить и что мы тоже являемся частью Саас Фе. Мы стали частью летней разношерстной компании обитателей Саас Фе, в которую входили швейцарские и немецкие туристы, хасидские евреи из Лондона и Антверпена, отправляющиеся в Альпы, когда их соперники отправились на Катскиллс, панк-сноубордисты из Японии, стремящиеся подняться на склоны, и другие категории приезжающих зимой в Саас Фе людей. Мы всегда были здесь незнакомцами (Ausländer), но не в большей мере, чем другие, кто приезжал издалека.

Саас Фе – зимний горнолыжный курорт. Большая часть его экономики зависит от зимних лыж; лето является относительно мертвым сезоном. На улицах много лыжных магазинов. Рестораны, отели и жилые дома расположены очень близко друг к другу. Социальная экология города основана на туризме; ее можно было бы охарактеризовать как «монокультуру». Европейская высшая школа не очень вписывается в эту структуру, как, впрочем, и программа этого учебного заведения вообще плохо вписывается в реалии современного мира.

Я не знаю, что происходит за кулисами в городе. Горные семьи, которые контролируют экономику, сплочены и не делятся своими секретами. Кажется, что организация среды Саас Фе подвержена влиянию со стороны определенных сил. Дома, отели и апартаменты строятся как можно ближе друг к другу. Хорошим примером этого является то, что находится прямо перед кампусом Steinmatte. Добротный старый дом на холме был домом Карла Цукмейера, немецко-еврейского писателя-беженца, который сделал Саас Фее своим убежищем и, в конечном счете, своим домом. Его ежедневная прогулка по городу была увековечена как маршрут «Цукмейер Вандервег», и по пути были установлены постаменты с цитатами из его произведений. После того, как он умер, его дочь продолжала жить в доме и поддерживала его в изначальном виде. Мне сказали, что несколько лет назад ее муж выразил желание вернуться на родину Австрию, и ее уговорили продать имущество. Новый собственник дома поклялся, что будет держать дом таким, каким он был. На самом же деле он сохранил дом, но добавив вокруг него как можно больше шале. Результатом явилась эстетическая катастрофа; можно легко представить себе, что, если бы первоначальный дом был живым организмом, ему просто не хватило бы воздуха.

Что спасает Саас Фе от полного разорения, так это не столько продуманное планирование, сколько сочетание социальных и природных факторов. Поскольку целью строительства является содействие лыжному туризму, дома строятся как можно ближе к центру поселка. А поскольку городок находится в маленькой долине, окруженной крутыми горами, у него мало шансов для расширения территории застройки. Таким образом, красота природного ландшафта сохраняется. Единственное развитие за пределами города, кроме канатных дорог и горных ресторанов, это пешеходные маршруты, которые превращают Саас Фе и его окрестности в рай для туристов. И жители, и гости могут видеть, как ледник каждый год отступает. Глобальное изменение климата влияет на эту маленькую изолированную деревню. Если это будет продолжаться с такой скоростью, снег в конечном итоге исчезнет, ​​и экономическая основа города рухнет. До начала 1950-х годов Саас-Фе был в основном местом для выпаса коров летом. В маленьком городке жили потомки первых вальсеров. Там не было никаких дорог, и до него можно было добраться только пешком или на муле. Экономическая основа жизни Саас Фе стала результатом развития горнолыжного туризма. Если бы туристическая индустрия здесь прекратила свое существование, сам городок был бы серьезно разрушен, если бы он вообще выжил. Но, возможно, вмешаются новые социальные и экономические факторы, и формирование Саас Фе продолжится в новой форме, которую нам невозможно предугадать.

 

Виноградник Марты

Я впервые приехал на Виноградник Марты летом 1971 года. Он расположен на побережье Атлантического океана примерно в пятнадцати милях от Кейп-Код (и иногда описывается людьми, которые там живут, как «маленький остров у берегов Европы»). До Виноградника можно добраться только на пароме, а с недавних пор – также на самолете. Его недоступность на машине не позволила ему развиваться, что сделало большую часть Кейп-Код необитаемой. В то же время строгий контроль зонирования (то, что некоторые называют «снобистским зонированием») сохранил большую часть «естественного» ландшафта, хотя все первоначальные леса Виноградника были вырублены, и появилось второе и третье поколения лесов.

Виноградник Марты является прямой противоположностью Саас Фе, поскольку Виноградник – это летний морской курорт. Когда богатые и знаменитые зимой отправляются в Саас-Фе (как я это представляю), они приезжают на Виноградник или в другое подобное место летом. Туристы приходят и уходят, а местные остаются. На Винограднике мы говорим: «Летние люди, а некоторые нет». Как и Саас Фе, Виноградник Марты полностью зависит от туризма. Если бы пляжи исчезли из-за изменения климата, экономическая основа жизни городка прекратила бы свое существование.

tri2

На фото: побережье в районе Виноградника Марты

У обитателей Виноградника проявляется сильный природоохранный импульс. Благосостояние людей, которые там живут, зависит от природной красоты ландшафта; их любовь к этому месту тесно связана с инстинктом самосохранения. Получается несколько странный союз местных островитян, живущих здесь круглый год, с богатыми дачниками, приезжающими на летний период. Обе эти группы заинтересованы в сохранении острова. Иногда они включаются в социальную борьбу против неумолимой силы капитала.

Мы построили наш дом в Чилмарке, отдаленном и относительно необитаемом городке, известном своими прекрасными пляжами, в 1984 году, когда цены на землю были доступными. Несколько лет спустя риэлтор в этом районе решил продать большой участок земли, который она приобрела, застройщику, который планировал построить более ста многоквартирных и гостевых домов. В результате характер города был бы радикально изменен. План застройщика технически находился в допустимых пределах, согласованных с градостроительным советом, но, если бы он был реализован, социальная и природная экология городка были бы радикально изменены.

В тот год мы жили на острове круглый год и стали участвовать в борьбе против активной застройки территории. Сосед помог организовать людей, живущих в этом районе, и мы успешно обратились к властям города с просьбой о введении однолетнего моратория на развитие. Группа защитников природы также разработала стратегию, с помощью которой те, чье имущество выходило на главную дорогу в этом районе, обеспечивали бы экологическую защиту. Это было связано с их заявлением, что дорога не может быть «улучшена», то есть, по ней не может быть ни при каких обстоятельствах допущен проезд тяжелой техники). Несколько соседей подали в суд на риэлтора на том основании, что она ранее заверяла их, что, когда они купят собственность, окрестности не будут застроены. Богатый владелец собственности создал консорциум людей, которые предложили купить землю у застройщика и поместить ее в консервацию.

В этот момент в игру вступил Земельный банк. Земельный банк Мартас-Винъярд является некоммерческим учреждением, финансируемым из двухпроцентного налога на каждую продажу недвижимости на острове. Его цель – использовать эти деньги для покупки и содержания земли для сохранения. Произошло удачное совпадение обстоятельств: рынок недвижимости рухнул в то самое время, когда мы боролись с планами развития. Внезапно застройщик обнаружил, что у него есть большая ипотека на имущество, которое нельзя было продать во время моратория, на имущество, которое находилось в процессе судебного разбирательства и стоимость которого быстро снижалась. В этих условиях он был только рад продать имущество Земельному банку, который быстро снял его с рынка и превратил в природный заповедник. Несколько соседей пожертвовали прилегающую землю, в результате чего, сегодня образовался красивый 500-акровый заповедник, пересекаемый пешеходными тропами. Форма острова, или, по крайней мере, этой его части, коренным образом изменилась.

Не вся борьба против чрезмерного развития на острове была настолько успешной. Существует очень мало земли, которая не была застроена, и в последнее время было построено большое количество «Мак-Мансионсов», гигантских домов площадью около 10 000 квадратных футов или более, которые омрачают ландшафт. Некоторые люди покинули остров в поисках более изолированных районов; другие же остаются и сражаются с силами, вторгающимися в их жизнь по законам развития мировой экономики. В этой ситуации никто не знает, что принесет будущее.

tri3

На фото: вид на Торонто

 

Торонто

В том же году, когда я впервые отправился на Виноградник Марты, я переехал из Нью-Йорка в Торонто, чтобы преподавать в Йоркском университете. В то время Торонто казался мне сонным маленьким городком по сравнению с «городом», как мы называли Манхэттен, видимо неосознанно занимая имперскую позицию. Шотландско-пресвитерианский характер раннего Торонто был все еще заметен. Воскресенье было днем ​​отдыха без покупок или продажи спиртных напитков, и казалось, что вокруг было только один или два китайских ресторана!

Для некоторых эти особенности Торонто того времени были весьма ценными. В конце концов, Джейн Джейкобс, старейшина урбанистического экологического мышления, переехала в Торонто, чтобы избавиться от безумных градостроительных планов в Нью-Йорке, где целые кварталы разрушались во имя «градостроительства». Джейкобс видела в Торонто город предместий. Она жила в той части города, которая называлась «Пристройка», поскольку она была пристроена к первоначальному поселению, созданному столетие назад, где мы сами поселились несколько лет спустя. «Пристройка» была поселком домов на одну семью, в которых проживали преподаватели и студенты из Университета Торонто, а также писатели, художники и другая богема.

В 1970-х годах «Пристройке» и другим районам в центре города стал угрожать план по прокладке скоростной автомагистрали по соседней улице проспекта Спадина вплоть до озера Онтарио. Джейн Джейкобс и другие вели борьбу, чтобы остановить прокладку дороги. В результате возникла ожесточенная борьба, в результате чего скоростная дорога была перенесена примерно на милю к северу. Центральные районы были сохранены, но постепенно на окраинах начали нарастать транспортные потоки. Конфликт города и его предместий продолжал кипеть, пока более десяти лет назад не произошло слияние городов и пригородов. На этом конфликт, кажется, был исчерпан.

В 2010 году был избран новый мэр Торонто, выступавший с предвыборным лозунгом «Война с автомобилями окончена!» Пригородная зависимость от автомобиля победила планы быстрого транзита в центр города с использованием общественного транспорта. Проект «Транзитный город», основная инициатива предыдущей администрации, был закрыт, а финансирование метро и автобусов было сокращено. Многие велосипедные дорожки были ликвидированы. С точки зрения мэра, велосипеды были символом всего, что было не так с Торонто. Велосипеды якобы мешали движению и ухудшали экономическую эффективность города. Противники мэра также ездили на велосипедах. Один из его союзников назвал велосипедистов и их помощников «коммунистами». Впоследствии многие из нас гордо носили пуговицы с лозунгом «Пинкос на велосипеде». У Торонто появился новый мэр. Официально война с велосипедами окончена, и было построено несколько велосипедных дорожек, но велосипед остается таким же опасным, как и всегда, если не больше. Автомобиль правит городом.

Торонто изменился и в других отношениях. Небольшие дома были заменены огромными кондоминиумами. В настоящее время в городе находится одно из самых больших в мире поселений кондоминиумов. Многие из старых кварталов остаются, но они под угрозой. Пробки на дорогах повсюду, а воздух существенно загрязнен. В культурном отношении, однако, Торонто гораздо более живой и активный, чем был раньше. Огромный приток иммигрантов со всего мира принес в город колоссальную энергию, и искусство стало процветать в таких формах, которые невозможно было себе представить в том Торонто, с которым я впервые столкнулся много лет назад.

Является ли сейчас Торонто тем городом, каким Джейн Джейкобс представляла его и хотела сохранить? Джим Джейкобс продолжает жить по соседству от нас в доме, который принадлежал его родителям. В 1970-х он продал мне мой первый велосипед в Торонто, называемый «китайский летающий голубь», чрезвычайно тяжелый байк, который состоял из более ста деталей с инструкциями на китайском языке (Джим понял их). До недавнего времени я все еще ездил на велосипеде, хотя уже на другом, но уже держался подальше от более загруженных улиц. Число людей, погибших в дорожно-транспортных происшествиях с велосипедами, быстро растет. Иногда кажется, что на велогонщиков объявлена ​​открытая война. Автомобильные правят балом.

 

Заключение

В эпоху антропоцена экология зависит от культуры. Мы иногда говорим об экологических системах, как будто они были автономными и постоянными, хотя на самом деле они всегда подвержены влиянию других систем и изменяющихся условий. В антропоцене все системы проницаемы и подвержены изменениям в результате действий человека. Однако такое изменение не обязательно означает деградацию. Поэзис руководствуется красотой как своей целью. Если бы мы могли следовать экопоэзному пути, мы могли бы трансформировать природу таким образом, чтобы поддерживать красоту и жизнеспособность в мире природы.

В этом кратком эссе я не развивал новую концепцию красоты, которую нам необходимо было бы разработать, чтобы адекватно понять и реализовать экопоэзный путь преобразований. Я надеюсь развить эту концепцию в будущем выпуске журнала. Здесь достаточно сказать, что я понимаю красоту не в духе традиционной эстетической теории, как то, что нужно рассматривать и оценивать объективно, а красоту как живое воплощенное присутствие, как жизненный опыт, который обладает значительным преобразующим потенциалом. Возможно, нам нужно думать об экологии с точки зрения живого присутствия, сопряженного с переживанием прекрасного. Привести мир к такому состоянию, при котором мы могли бы ощущать жизнь таким образом, кажется мне стоящей целью.

Нельзя не признать, что экопоэзный путь развития цивилизации требует радикальных изменений. Как изменить отношение к природе, которое в настоящее время регулируется прибылью и властью, а не эстетическими критериями? Однако, мы могли бы, например, заботиться о «городском развитии» таким образом, создавать красивые города, способствующие процветанию человека в биосферы, а не максимизации прибыли для имущих классов.

Из трех мест, обсуждаемых в этом эссе, город Торонто выделяется как наиболее проблемный. По мере того, как мир движется к все большей и большей урбанизации, и происходит расширение мегаполисов, распространяющихся на прилегающие районы, следование эстетическим критериям развития становится все более трудно выполнимым. Тем не менее, я считаю, что поэзис всегда возможен, а экопоэзис на самом деле не только возможен, но и необходим, как никогда раньше. Сейчас мы находимся в критической точке существования человеческой жизни на этой планете. Нам нужно привнести эстетику в экологию и экологию в эстетику, если мы хотим найти способ жить и процветать вместе с множеством других существ. Я надеюсь, что следование экопоэзному пути приведет нас к этой цели.

 

Ссылка для цитирования

Левин С.К. Три места, три «экологии» – экопоэзная перспектива // Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика. – 2020. – T. 1, № 2. [Электронный ресурс]. – URL: http://ecopoiesis.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

Levine S.K. Three places, three ecologies – an ecopoietic perspective // Ecopoiesis: Eco-Human Theory and Practice. – 2020. – Vol. 1, №2. – URL: http://ecopoiesis.ru.


О журнале

«Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика» - первый международный междисциплинарный журнал, ориентированный на создание экогуманитарной парадигмы – парадигмы выживания человечества в XXI веке, распространение экогуманитарных знаний и технологий на основе альянса экологии, гуманитарных наук и искусства. Наш журнал – это живой форум теорий и практики, обеспечивающих согласование потребностей человека и планетарной жизни в интересах устойчивого развития, порождение Экочеловечества как новой общности человека и мира природы.

Журнал предполагает диалог и сотрудничество экологов, философов, медиков, педагогов, психологов, художников, писателей, музыкантов, дизайнеров, социальных активистов, представителей деловых кругов во имя экогуманитарных ценностей, здоровья и благополучия человека в тесной связи с заботой об окружающей среде. Журнал поддерживает разработку и внедрение новых экогуманитарных концепций, технологий и практик в различных областях здравоохранения и общественной жизни, образования и социальной работы.

Одной из приоритетных задач журнала является научное обоснование и пропаганда роли искусства в альянсе с экологией и гуманитарными науками для восстановления и развития конструктивных отношений с природой, формирования экологического сознания и пропаганды природосообразного образа жизни.

Журнал публикует статьи, описывающие новые концепции и практики, технологии и данные прикладных исследований на стыке гуманитарных наук, экологии и искусства, интервью и отчеты о конференциях, относящиеся к экогуманитарной области; представляет художественные работы, музыку и иную творческую продукцию, связанную с экогуманитарными практиками и новой глобальной общностью – Экочеловечеством.