Экогуманитарные теория и практика
ISSN 2713 – 1831
Экофилософия
Экопсихология
Экотерапия
Эко-арт-терапия
Экологическое образование
«Зеленое» искусство
Экоэстетика
Главная \ Интервью \ ИНТЕРВЬЮ С БЕВЕРЛИ Э’КОУРТ

ИНТЕРВЬЮ С БЕВЕРЛИ Э’КОУРТ

« Назад

Поступила в редакцию: 06.02.2020

Прошла редактирование: 09.02.2020

Опубликована: 20.02.2020


 

Аннотация

Художник, арт-терапевт и член сообщества Финдхорн, Шотландия, Беверли Э'Коурт, дала интервью журналу «Экопоэзис», рассказав о развиваемом ею холистическом, экологическом подходе к пониманию искусства и практики арт-терапии. Она делится своими взглядами на связь между искусством, психотерапией и экологией, на роль тела как «средового феномена», на использование природной среды и природных материалов в процессе создания произведений искусства и в арт-терапии.
 
Ключевые слова:
арт-терапия, природа, среда, тело, холистический


 

Краткая справка о художнике

Беверли Э’Коурт практикует арт-терапию с 1981 года. Первоначально проводя арт-терапию в психиатрических учреждениях и художественным образованием детей и взрослых с ограниченными возможностями здоровья, стала затем практиковать холистическую арт-терапию , проводить образовательные и терапевтические программы для разных целевых групп. Являясь многолетним членом сообщества Фонда Финдхорна, она участвовала в международных конференциях, фестивалях и программах по устойчивому развитию, а также разработала авторские методики экологической арт-терапии. Занимается регулярной художественной практикой, выступает за признание поэтического языка, телесного опыта, экологического сознания и традиционных культур Востока в арт-терапии.


 beverleyacourt2017_0.jpg

А.К .: У вас есть художественный опыт, а также богатый опыт арт-терапевтической работы. Кром того, вы много лет занимались экологической деятельностью. Как вы можете описать связь между искусством, психотерапией и экологией?

Б.Э .: Как художник, арт-терапевт, активист по охране окружающей среды и член сообщества Фонда Финдхорна, я считаю, что важнейшим практическим и даже политическим вопросом является следующий вопрос: Как можно применять экологически инклюзивную парадигму в искусстве и клинической арт-терапии? Я обращаю особое внимание на системное взаимодействие между человеком и окружающей его средой, что позволяет мне увидеть резонанс между человеком и окружающим миром природы в процессе творческой активности. Мой опыт занятий визуальными искусствами, поэзией и арт-терапией начинается с середины 1980-х годов. Он всегда так или иначе был связан с моими попытками исследовать такие важнейшие составляющие, как:

• тело и его роль в творческом и арт-терапевтическом процессе,

• влияние местных и отдаленных природных и культурных сред на творчество и арт-терапию,

• влияние психодинамики на творчество и взаимодействие человека и среды.

Доисторические корни искусства были в значительной степени основаны на отношениях людей со средой обитания. С эволюционной и культурно-исторической точки зрения искусство, по-видимому, является эффективным инструментом для настройки и адаптации к природной среде, способствует развитию перцептивных и когнитивных навыков, связанных с восприятием и переработкой информации о среде обитания и переносом знаний о природной среде в социальную среду. Все это было необходимо человеку в интересах его выживания как вида.

Произведения доисторического искусства являются важнейшим источником понимания взаимосвязи природы и человека и убеждений наших предков. Кроме того, этологические взгляды на искусство помогают понять роль тела как инструмента адаптивных действий, тесно связанных с творчеством и «искусством» в самом широком смысле этого слова, предложенном культурологом Эллен Диссанайейк.

От каменных орудий, глиняных статуэток, наскальных рельефов и рисунков до игрушек из костей и рогов, церемониального оформления тела и костюмов ракушками и камнями, зубами животных, рогами, мехом и перьями, а позже – металлическими украшениями и вышивками в форме целебных, «магических» растений, всего того, что мы называем «декоративно-прикладным искусством», древний человек использовал искусство как часть повседневной жизни. При этом и одежда, и каждое орудие труда должны были изготавливаться вручную, в основном из местных материалов, являющихся частью окружающей природной среды. Все это предполагает повышенное внимание древнего человека к среде и ее переживанию как целостного физического, психологического, духовного и эстетического феномена.

В искусстве окружающей среды и современной средовой, экологической арт-терапии использование натуральных материалов и работа на открытом воздухе стимулируют взаимодействие с природой. При этом мы можем переживать связь с ней наподобие того, как ее воспринимали наши предки – охотников и собиратели. При этом весьма характерным приемом является создание «пучков» или связок из разных экологических материалов, состоящих их физически и символически схожих или разнородных природных объектов, которые имеют определенное символическое значение и обозначают какую-то силу, проявляющуюся во взаимодействии человека и мира природы.

a2.jpg

Рис. 1 «Говорящие палочки». Работа Беверли Э’Коурт

Как художник и арт-терапевт, благодаря природоохранным практикам я стала полагаться на свое тело как на чувствительный инструмент резонанса для восприятия информации, поступающей из окружающей меня природной среды. Я считаю, что тело, разум и «окружающая среда» всегда присутствуют и взаимодействуют в искусстве и арт-терапии. Однако сложная динамика и эффекты их взаимодействия остаются в значительной степени недооцененными. Тело, его место в «матрице жизни», сама его структура и динамика, хотя и являются центральными в создании и восприятии искусства, до сих пор не рассматриваются ни искусствоведами, ни арт-терапевтами. Я считаю, что тело играет очень важную роль в экологически ориентированных искусстве и терапии.

А.К .: Не могли бы вы объяснить роль тела как «явления окружающей среды» в процессе создания произведений искусства и психотерапии более подробно?

Б.А .: Следующее можно рассматривать как предпосылки холистическоого искусства и психотерапии, в частности, экологической арт-терапии, которую я практикую и развиваю на протяжении многих лет:

• Включение тела в процесс создания искусства, в арт-терапию приводит к лучшему восприятию «среды», потому что наши тела являются «пространственными», средовыми феноменами, и вся наша деятельность связана с нашим жизненным пространством и теми существами, которые в нем участвуют.

• Наше тело - это наша самая близкая «среда», наша собственная территория «природы», в которой протекают чрезвычайно сложные процессы, как правило, вне нашего сознательного контроля.

• Тела как живые системы взаимодействуют на грубом и тонком уровнях, локально и на расстоянии, с «полем» взаимозависимых живых систем и организмов. Мы излучаем и передаем себя биохимически, электрически и используем механизм эмпатии, поскольку мы также чувствуем и сопереживаем другим людям и формам жизни.

«Здоровье» во всем мире все больше означает многогранное «благополучие», затрагивающее тело, психику и социальную жизнь человека при котором индивидуальная и коллективная жизнеспособность и возможности максимизируются в соответствии с другими живыми системами. В психотерапии это обычно проявляется как осознанное и комфортное «присутствие» в реальности, способность оставаться внимательным свидетелем и участником жизни как своей собственной, так и других, даже сталкиваясь со стрессом и страданиями. Во многих культурных традициях культивируется образ счастливого, «просветленного» или святого человека, которого часто изображают в природной среде, ландшафте или саду, где он появляется в мирном гармоничном существовании со всеми представленными там формами, которые также находятся в гармонии друг с другом. Все среда и входящие в нее формы жизни при этом интегрированы, гармонизированы. Благословенный человек благословляет землю. Он идет по земле с благоговением перед жизнью.

А.К .: Не могли бы вы привести пример того, как тело может быть вовлечено в создание произведений искусства и в холистическую арт-терапию?

Б.Э.: Техника «Жестовое рисование» является инструментом для изучения динамик тела и естественных спонтанных жестов, возникающих в момент созерцательного присутствия в его внутренней среде. Это стало одной из многих форм осознанной, соматической подготовки в экологической арт-терапии, поскольку она предполагает аутентичность в контакте с телом. Я также использую «дыхательный рисунок» и медленный тай-чи в форме написания имени как способы встретить возникающее подлинное «я» с добротой и признать его стремление к гармонии.

a3.jpg

Рис. 2 «Зеленая Тара». Работа Беверли Э’Коурт. Акриловые краски, холст.

Такие упражнения раскрывают и устраняют привычные установки восприятия в повседневной жизни, идентичности и деятельности, способствуя более открытому психосоматическому состоянию, в котором можно «слушать» не только разум, но и тело. Процесс «рисования» похож на перемещение в определенном ландшафте. В такие моменты часто отражается то, как мы движемся в повседневной жизни. Практика аутентичного движения была источником вдохновения для меня при разработке техники жестового рисования.

Роль ходьбы в творческом процессе и в психотерапии имеет свои глубокие традиции, которые часто упускают из виду. Ходьба связана с ритмом и движением сознания и может рассматриваться как метафора того, как мы движемся по миру. О ходьбе как инструменте сонастройки тела и сознания, пробуждения творческих ресурсов в научном познании, при занятиях искусством, поэзией и музыкой свидетельствуют художники, композиторы, поэты, ученые и изобретатели. Ходьба способствует ослаблению внимания на логистике и механике решаемой проблемы в пользу роумингового осознания, которое сканирует непосредственный телесный контекст и синтезирует различные элементы из опыта, создавая новые образы, ассоциации, концепции и идеи.

Что касается терапевтической практики, например, в травматологической работе, включение телесноориентированных практик в психотерапию может поддержать выздоровление и служить психопрофилактике. Осознание состояния тела и окружающей среды и упражнения в соответствии с практиками эко-искусства могут поддерживать достижение терапевтических целей, способствуя психосоматической интеграции, возвращая нас к основам чувственного опыта, помогая учиться быть в контакте с природой здесь и сейчас.

Во время занятий арт-терапией, благодаря телесноориентированным практикам клиенты находят новые способы воплощения своих художественных произведений, расширяя свое восприятие среды для творчества посредством поз, жестов, медленных движений и иногда вокализации, а затем углубляя рефлексию произведений после их создания.

А.К .: Какие конкретные условия, связанные с экологическим подходом, помимо работы в студии, вы используете в своем искусстве и холистической арт-терапии?

Б.Э.: Мы можем расширить идею реляционного поля вокруг художника и клиента и арт-терапевта, чтобы включить природную среду и ее обитателей в качестве значимых участников творческого процесса и психотерапии. Я использую в творчестве и арт-терапии различные природные среды, где бы я ни работала. В Финдхорне я призываю клиентов использовать студию, окружающий сад, лес и пляжи, а также замечать и включать природные и антропогенные объекты и материалы.

a4.jpg

Рис. 3. «Березовый шаман». Работа Беверли Э’Коурт. Природные и неприродные объекты.

Шаманская традиция, свойственная многим современным общинам коренных народов, всегда рассматривала здоровье одного человека как взаимозависимое со здоровьем среды или той системы, в которых он участвует – семьи, земли, животных, предков, духов места. Эта традиция призывает уважать способность природы воспринимать и вовлекать нас во взаимодействие и «разговаривать» с ней. Сказки изобилуют образами шепчущих лесов, говорящих животных, святыми и героями, которые могут общаться с более чем человеческими формами жизни.

a5.jpg

Рис. 4 «След». Работа Беверли Э’Коурт. Природные и неприродные объекты.

Как арт-терапевты, мы рассматриваем природу не столько как пассивный сценический фон, который можно использовать для вдохновения и ресурсов. Мы уделяем внимание взаимоотношениям, тому, что происходит между нами и природой, и так же, как многие коренные общины используют церемонии и ритуалы для восстановления и гармонизации отношений человек-мир, я часто использую искусство в качестве связующего средства.

Во время сеансов, проводимых на свежем воздухе, я приглашаю клиентов, если они хотят, свободно включать сад в свое творческое пространство, выходить наружу, когда они чувствуют «зов», или искать наиболее комфортное для себя место, которое они интуитивно чувствуют как предназначенное для них. Это место неизменно имеет какое-то поддерживающее или стимулирующее значение для них, способствуя терапевтическому процессу.

Иногда такая средовая экотерапия поддерживает синхронные полевые явления, особенно во время творчества. Эти полевые явления могут стать мощным катализирующим и проясняющим фактором, «говорить» непосредственно с воображением клиента.

А.К .: Можно ли во время занятий искусством и арт-терапией использовать природу, даже работая в закрытом помещении?

Б.Э.: Да, определенно, я советую делать это, чтобы включить некоторую живую природу в терапевтическое пространство (хотя, конечно, все мы, в конечном счете, «природа»). Арт-терапевты сообщают, что даже отдельные природные объекты в кабинете или студии, такие как цветок или иное растение, подчас становятся центром внимания и своего рода якорем для клиентов. Например, я держу в студии целую корзину разных природных предметов – коряг, костей, ракушек, перьев и камней, которые можно использовать во время сеансов. Эти предметы воплощают природную среду района, заключают в себе ценные свойства живого материала, обработанного с помощью ветра, песка и соленой воды.

a6.jpg

Рис. 5 «Ледяной корабль». Работа Беверли Э’Коурт. Природные и неприродные объекты. Бумага, гуашь.

Клиенты сообщают о комфорте, тепле, мягкости и твердости этих предметов, которые часто появляются в произведениях искусства различными способами, символически сохраняя физические и эмоциональные переживания и воспоминания. «Говорящая палочка» или шотландская трость с рогами, а также палочки из лещины или ивы в кельтской традиции также часто встречаются в искусстве клиентов, созданных особыми способами, выражающими проблемы и ресурсы человека и его жизненные потребности.

Некоторые объекты, которые мы находим или которые «находят» нас, порой воспринимаются как своего рода произведения искусства. Другие же мы можем преобразовывать или собирать, чтобы создать произведение искусства из готовых форм. Архетипические формы возникают из наших взаимодействий со средой и ее объектами. Наиболее частыми из них становятся лица, фигуры, дома, птицы и корабли. Это все динамичные формы, которые клиенты находят в камне, древесине и иных природных материалах и объектах.

Когда мы занимаемся искусством, создавая произведения из найденных или предоставленных материалов, часто возникает ощущение, что они принадлежат миру, и что в какой-то момент их следует вернуть природе.

А.К .: Как вы думаете, как ваш подход к искусству и арт-терапии связан с эко-гуманитарной парадигмой с акцентом на единстве и совместном творчестве человека и природы?

Б.Э.: Эко-гуманитарная парадигма влияет на искусство и терапию, представляет собой альтернативную рациональность со своей внутренней логикой, требующей соответствующих способов мышления и практики. Буддийские, до-буддийские и даосские медитативные, йогические и западные дохристианские и христианские созерцательные традиции – все это помогло мне понять и использовать соответствующие терапевтические подходы. Мы уважаем «целостность» эко-искусства, оценивая его как одну из многих невербально-концептуальных форм познания, возникающих из общения субъектов, где опыт и импульсы разных форм жизни встречаются и общаются.

a7.jpg

Рис. 6 «Арктический круг». Работа Беверли Э’Коурт. Акриловые краски, холст.

Уважение воплощенного опыта и креативности наших клиентов часто бросает вызов общепринятым представлениям и ценностям, но искусство исторически выполняло эту роль и демонстрировало огромную силу, чтобы заряжать людей энергией, освобождать и развивать новые взгляды на реальность. Экологическое искусство и арт-терапия предлагают возможности для подтверждения и пропаганды форм «общения» между чувствующими субъектами, построения особых отношений с более чем человеческим миром. Подобное общение характеризуется признанием общей реальности, переживанием нежности и близости, которых явно недостает многим людям. Эти переживания имеют потенциал для восстановления поврежденного чувства себя, «экоидентификации» и способности вносить вклад в переживание благополучия и счастья.

Экологические искусство и арт-терапия приглашают всех нас стать эко-художниками и целителями, настроиться на природу для общения с обширным полем жизни, слушать ее песню и находить способы выразить это. Поскольку глобальная медицина все больше включает в себя эко-био-психосоциальные факторы, искусство и арт-терапия играют уникальную роль в раскрытии творческого, целительного потенциала природы и человека как ее части.
 
Примечание: работы Беверли также можно увидеть на ее сайте holisticartherapy.wixsite.com/painthorse

Некоторые работы и изображения мастерских также можно найти по адресу:

beverleyacourt.wordpress.com

 

 

Интервью взял: Копытин Александр Иванович,

доктор медицинских наук, профессор,

кафедра психологии Санкт-Петербургской академии постдипломного

педагогического образования

(Санкт-Петербург, РФ)

 

Ссылка для цитирования

Копытин А.И. Интервью с Беверли Э’Коурт // Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика. – 2020. – T. 1, № 1. [Электронный ресурс]. – URL: http://ecopoiesis.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен

Kopytin A.I. Interview with Beverley A’Court // Ecopoiesis: Eco-Human Theory and Practice. – 2020. – Vol.1, №1. – URL: http://ecopoiesis.ru



О журнале

«Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика» - первый международный междисциплинарный журнал, ориентированный на создание экогуманитарной парадигмы – парадигмы выживания человечества в XXI веке, распространение экогуманитарных знаний и технологий на основе альянса экологии, гуманитарных наук и искусства. Наш журнал – это живой форум теорий и практики, обеспечивающих согласование потребностей человека и планетарной жизни в интересах устойчивого развития, порождение Экочеловечества как новой общности человека и мира природы.

Журнал предполагает диалог и сотрудничество экологов, философов, медиков, педагогов, психологов, художников, писателей, музыкантов, дизайнеров, социальных активистов, представителей деловых кругов во имя экогуманитарных ценностей, здоровья и благополучия человека в тесной связи с заботой об окружающей среде. Журнал поддерживает разработку и внедрение новых экогуманитарных концепций, технологий и практик в различных областях здравоохранения и общественной жизни, образования и социальной работы.

Одной из приоритетных задач журнала является научное обоснование и пропаганда роли искусства в альянсе с экологией и гуманитарными науками для восстановления и развития конструктивных отношений с природой, формирования экологического сознания и пропаганды природосообразного образа жизни.

Журнал публикует статьи, описывающие новые концепции и практики, технологии и данные прикладных исследований на стыке гуманитарных наук, экологии и искусства, интервью и отчеты о конференциях, относящиеся к экогуманитарной области; представляет художественные работы, музыку и иную творческую продукцию, связанную с экогуманитарными практиками и новой глобальной общностью – Экочеловечеством.