Экогуманитарные теория и практика
ISSN 2713 – 1831
Экофилософия
Экопсихология
Экотерапия
Эко-арт-терапия
Экологическое образование
«Зеленое» искусство
Экоэстетика
Главная \ Актуальное \ Лау Г. КОРОНАВИРУС КАК РИТУАЛ ПЕРЕХОДА: В ПОИСКЕ ИСЦЕЛЕНИЯ ОТ «КОЛОНИАЛЬНОГО ВИРУСА» СРЕДСТВАМИ ЭКСПРЕССИВНЫХ ИСКУССТВ

Лау Г. КОРОНАВИРУС КАК РИТУАЛ ПЕРЕХОДА: В ПОИСКЕ ИСЦЕЛЕНИЯ ОТ «КОЛОНИАЛЬНОГО ВИРУСА» СРЕДСТВАМИ ЭКСПРЕССИВНЫХ ИСКУССТВ

« Назад

УДК 159.9.072.422

 

КОРОНАВИРУС КАК РИТУАЛ ПЕРЕХОДА: В ПОИСКЕ ИСЦЕЛЕНИЯ ОТ «КОЛОНИАЛЬНОГО ВИРУСА» СРЕДСТВАМИ ЭКСПРЕССИВНЫХ ИСКУССТВ

Грейселин Чунг-Ян Лау

терапевт экспрессивных искусств, аспирантка по направлению культурология при Университете Куинс (Кингстон, пр. Онтарио, Канада)

 

Аннотация

В статье отражены результаты исследования на основе экспрессивных искусств (ИОЭИ), получения автором статьи личного опыта творческой активности для изучения своих отношений с природой. Основываясь на основных принципах ИОЭИ, она проводила свою работу во время вспышки пандемии коронавируса в Канаде, участвуя в сеансах экспрессивных искусств. Описывается процесс исследования в соответствии с тремя этапами с характерными метафорическими обозначениями «Заполнение», «В студии» и «Сбор урожая». Основываясь на полученном материале, автор делает вывод, что процесс децентрации, осуществляемый с помощью искусства, может (1) способствовать трансперсональному экологическому взаимодействию с более чем человеческим миром*, поддерживая экологическую идентичность и (2) активизирует воображение и поэзную функцию психики, позволяющую перемещаться между привычным и альтернативным опытом восприятия реальности, позволяя человеку переживать свое участие в творческом процессе Живой Земли.

Ключевые слова: воображение, исследования на основе экспрессивных искусств, терапия экспрессивными искусствами, экологическая идентичность, экопсихология

*Понятие "более чем человеческий мир" - more than human world - широко используется в англоязычной литературе (особенно экопсихологических, экофилософских публикация) для обозначения мира природы.

 

«Другой мир не только возможен, он уже в пути.

В тихий день я слышу его дыхание».

Арундхати Рой

Пролог

Как только мы пересекаем порог, пути назад уже нет. Коронавирус появился в Канаде в середине марта 2020 года. В атмосфере изменений жизненных стереотипов, физического отдаления, панических покупок в продуктовых магазинах и сообщений о возрастающем числе погибших в мировых новостях я начала задаваться вопросом: является ли коронавирус «посланием» из более чем человеческого мира, ведущего человечество в коллективное будущее с Живой Геей, и как мы должны понимать сложившуюся ситуацию?

Повествования в ситуации пандемии описывают вирусы как деструктивное начало, а не как часть жизненной среды планеты, в которой сосуществуют люди и другие формы жизни. Чарльз Эйзенштейн вскоре после того, как коронавирус начал распространяться в Северной Америке, отметил, что у нашей цивилизации есть несомненное достижение: «Мы производим врагов, рассматривая всевозможные проблемы вроде преступности, терроризма и болезней как вызовы человечеству, чтобы мобилизовать наши коллективные энергии и направить их на борьбу с этими общими врагами» [6].

Однако в человеческом сообществе и поведении его определенных сообществ проявляются не менее, а возможно и более деструктивные силы. В результате покорения Америки европейскими колониальными державами были установлены разделение и контроль над коренными народами во имя «безопасности», «прогресса» и «здоровья». Это можно назвать «внедрением колониального вируса». Колониальный вирус очень заразен. Он существует уже много веков. Когда условия благоприятствуют, колониальный вирус размножается в организме хозяина, иногда приводя к его смерти. Наиболее распространенными симптомами заболевания от колониального вируса является политика разделения с целью доминирования и контроля над средой и ее ресурсами. Это приводит к диссоциации сердца духа и разума. Ранние симптомы также включают в себя потерю воображения и чувства принадлежности к более чем человеческому миру. В отличие от нового коронавируса, для борьбы с колониальным вирусом должного внимания не уделяется. Он продолжает существовать среди людей, приобретая все новые формы. Но мы наблюдаем случаи выздоровления и формирования стойкого иммунитета, особенно у представителей коренных народов.

Что значит деколонизировать Землю, и как это можно сделать с помощью экспрессивных искусств и соответствующих им исследований – исследованиях, основаны на экспрессивных искусствах – ИОЭИ (expressive arts based researchEABR)? Может ли творческий процесс на основе экспрессивных искусств помочь человечеству вспомнить экологическую идентичность и участвовать в продолжающемся творческом процессе Живой Геи? Будет ли игра воображения помогать нам осуществить деколонизацию планеты и исцеления самих себя и Земли? В этой статье я опишу процесс исследования, который проходился с 15 марта по 30 мая 2020 года в Кингстоне, провинции Онтарио в Канаде. Процесс исследования начался через четыре дня после того, как Всемирная организация здравоохранения объявила о глобальной пандемии, и за два дня до того, как правительство Онтарио объявило чрезвычайное положение в ответ на вспышку коронавируса.

Я буду следовать основным принципам ИОИЭ, изложенным Хосе Мигелем Кальдероном [5], чтобы разбить этот запрос на три этапа: «Заполнение», «В студии» и «Сбор урожая». Эти этапы совпадают со структурой терапевтического сеанса с использованием экспрессивных искусств [11]. На этапе «Заполнения» я формулировала актуальность, цель и задачи исследования. На этапе «В студии» я погружалась в процесс творческой активности, связанной с использованием экспрессивных искусств, чтобы осуществить децентрацию и получить доступ к «альтернативному миру», основанному на творческом воображении и формировании образов, и участвуя в интермодальной практике искусства для решения задач исследования. Этот процесс децентрации приводит к осознанию «ограниченности» привычной позиции восприятия реальности и запускает процесс перехода в состояние творческого взаимодействия со средой, когда человек способен получить более глубокое знание, основанное на преодолении ограничений и мобилизации скрытых творческих ресурсов [13]. «Сбор урожая» – это последний этап, на котором исследователь возвращается к вопросам исследования, и проводит анализ творческой продукции с точки зрения научного знания, описывает результаты исследования и делает выводы.

 

«Заполнение»

Мое личное и академическое отношение к проблеме деколонизации Земли тесно связано с эволюцией моего мировоззрения и моей карьерой за последние 13 лет. Будучи ребенком, растущим в бетонных джунглях Гонконга, у меня развилась сильная боязнь животных и глубокое отвращение к большинству видов деятельности в природе. В 2006 году в Институте христианских исследований в Торонто я открыла для себя экофеминистскую теологию. Мой прежнее иудейско-христианское мировоззрение при этом подверглось серьезному испытанию.

Экофеминистские богословы бросили вызов преобладающей антропоцентрической и андроцентрической тенденции, характерной для христианской теологии, согласно которой люди доминируют над остальным «тварным миром». Образ Бога, а также человеческий опыт взаимоотношений с Богом ограничены мужскими фигурами отца и сына [8, 19]. Экофеминистские богословы также подвергли критике картезианское дуалистическое разделение картины мира, которое фундаментально поляризует реальность в соответствии с такими характеристиками, как хаос и порядок, природа и культура, тело и разум, материальный мир (земля) и метафизический мир (небеса), выстраивая идеологию экологически беспристрастного христианства, которое «не от мира сего» или, как выразился Берри [3], является «недостаточно земным».

Экофеминистская перспектива открыла для меня новое прочтение библейских образов в восприятие Божества как непрерывного творческого процесса [9]. Этот новый подход также предложил метафоры для восприятия Бога как матери, любовника (любовницы) и друга, и такое понимание эволюции Вселенной, когда она мыслится как процесс непрерывного воплощения Бога [18]. На иврите «Адам» означает землю и является словом женского рода. В то время как библейское имя для людей, Адам, буквально означает «землянин» (образованный из земли), библейское имя для первой женщины, Ева, означает «мать всего живого» [3, 12].

Иная трактовка отношений между человеком и божеством в соответствии с экофеминистским богословием перевернула мое библейское мировоззрение «вверх ногами», заставив пересмотреть роль человека по отношению ко всем остальным существам, населяющим Землю, и к нашему участию во всемирном творческом процессе. Отсутствие христианской литературы, позволяющей осмыслить все эти вопросы, привело меня к глубокой экологии и теории Геи. Работа Брайана Свимми и Томаса Берри предоставила мне возможность для интеллектуального и научного понимания 14 миллиардов лет эволюции Вселенной как саморегулирующейся сложной системы и живого организма [21]. Берри предполагает, что Вселенная является не совокупностью объектов, а сообществом субъектов [2]. Томас Берри, как известно, критиковал «аутизм человечества по отношению к миру природы» и отказ человечества продолжать «наш великий разговор» с более чем человеческим миром. Можно также подчеркнуть важную роль, которую сыграла предложенная Джеймсом Лавлоком метафора Геи (от имени греческой богини), для научного понимания Земли как живой системы, дополненной культурной и социальной организацией человечества как составляющих важную часть континуума этой системы. Возникает вопрос: как можно в реальности вести «великий разговор» с Геей – Живой Землей?

В книге Джоанны Мэйси «Работа, которая воссоединяет» [17] предлагается теоретическое обоснование для более широкой идентичности, планетарного Я, посредством «Великого Поворота» и «Озеленения Я» [16]. Работа пионера экопсихологии Теодора Росзака призывает к междисциплинарному сотрудничеству традиционной психологии и исследований окружающей среды для формирования целостной картины отношений между окружающей средой и человеческой душой. Буддийские основы теоретической модели Мэйси и литература по экопсихологии помогли мне признать страдания всех живых существ и рассмотреть экологические проблемы с точки зрения более чем человеческого мира. После изучения этих работ я стала куратором проекта, основанного на идеях Мейси, и в 2014 году я получила профессиональную подготовку в области садоводческой терапии. И все же, как человек, который вырос с фобией животных и имел симптомы того, что Ричард Лув называет «расстройством, вызванным дефицитом природы» [15], я испытывала определенные сложности, связанные с оформлением своей экологической идентичности и ее проявлением в реальном мире.

Через девять лет после того, как я впервые узнала об экофеминистском богословии, я стала преподавать пермакультуру и основы экологической психологии в экопоселении на острове Ванкувер. Я ухаживала за семью акрами однолетних огородов и продовольственных лесов и находилась в контакте с домашними и дикими животными почти пять лет. Созданная Биллом Моллисоном и Дэвидом Холмгреном в 70-х годах прошлого века «пермакультура» представляет собой систему этических и проектных принципов, необходимых для системного мышления и регенеративного дизайна, основанных на наблюдении и имитации жизнеспособных моделей, встречающихся в природе. На сегодняшний день это самая близкая мне эмпирическая практика для целостного воплощения моей экологической идентичности. Тем не менее, онтологическая концепция партнерства человека с Геей на основе их совместного творчества остается для меня трудно реализуемой.

Перед лицом глобальной пандемии, изменений климата и надвигающегося экологического коллапса вопрос деколонизации и исцеления Земли, как и нас самих, становится все более значимым для нашего вида и будущих поколений. Возникает вопрос: Какую роль в предотвращении глобальной экологической катастрофы и возрождении нашего экологического участия в глобальной сети жизни могут сыграть искусства и исследования, основанные на экспрессивных искусствах – ИОИЭ?

 

В студии

Процесс децентрирования: вода и озеро Онтарио

Мир сошел с ума в течение нескольких дней. Занятия во всех учебных заведениях были отменены. Курс канадского доллара резко упал. Университеты закрыли свои кампусы. Люди выстроились в очереди в магазинах, чтобы запастись туалетной бумагой и дезинфицирующими средствами для рук. Всем приказано оставаться дома. Я не знала, что будет дальше. Но я была уверена, что вода – это мой ресурс. И поэтому я решила обратиться к озеру Онтарио.

В феврале на канадской конференции по коренным и традиционным народам и культурам я встретила женщину из племени анишинабэ, которая сказала мне, что вода – мой помощник, и я должна воспользоваться этой помощью, но всякий раз, обращаясь к воде, предлагать ей табак. Я начала посещать озеро через день и записывать звуки воды. Каждый раз, когда я предлагала озеру табак, я настраивала себя на восприятие ее ответов: «Слушай, вода говорит. Послушай, что в ее речи».

Иногда я приносила книгу для чтения у воды. В тот день я натолкнулась на эссе Крейга Чалквиста о террапсихологии и работу Лорен Шнайдер. Чалквист объясняет, что, исследуя миф и историю места, повторяющиеся мотивы в описании места и наших реакциях на него, настроениях и мечтах, пока мы пребываем в нем, мы можем услышать географический «дискурс» живых ландшафтов, в которых мы живем [4]. Шнайдер утверждает, что анализ снов и фантазий, связанных с разными географическими местами, может помочь обществу в решении экологических проблем [4]. Пребывая у воды, я начала задаваться вопросами о мечтах, экологической идентичности и пандемии.

Я продолжала фокусироваться на этих вопросах во время сеансов терапии экспрессивным искусством. Мой научный руководитель доктор Стивен Левин попросил меня пойти на кухню, чтобы оценить свои реакции на кухонную раковину: «Следуй своему импульсу и посмотри, что получится». Я играла с водой, краном и кастрюлей из нержавеющей стали. Мой взгляд скользил по воде назад и вперед, а вода барабанила по кастрюле, создавая звуковые пейзажи. Когда я закончила свой «сеанс» взаимодействия с водой на кухне, я намочила лицо и пребывала в неподвижности. Наступил момент, когда я почувствовала сильное желание сжать руки, а потом напрячь все тело, как будто я капля воды. Постепенно мое тело начало сотрясаться, и его движение превратилось в медленный танец, где мои руки нашли путь к промежности, как будто это был источник воды, океан во мне, из которого я произошла. Я молча положила руки на нижнюю часть живота. Когда мое тело слегка качнулось, я услышала, как будто моя матка говорит мне: «Ты – вода, вода – это ты. Ты – воздух, воздух – это ты. Не бойся, все творение переживает сейчас рождение». Следующее стихотворение возникло из этого «водного танца»:

«Приглашение»

Мы из океана

чрева наших матерей;

к земному чреву

почвы мы вернемся.

Нечего бояться,

это снова рождение

Давайте все сделаем глубокий вдох,

чтобы вернуться к священному.

Феноменологическая связь между моими фантазиями, пандемией и экологической идентичностью стала мною при этом лучше осознаваться. Переживание близости с водой, возникшее в процессе игры с ней и исследования звуковых водных ландшафтов, погрузило меня в состояние мечтательности, где я могла начать «слышать» мир иначе. Процесс творческого воображения и пребывание в воображаемом пространстве воды позволили мне начать по-новому воспринимать реальность, в котором начали раскрываться доселе скрытые качества и смыслы.

 

Океан чрева матери

 

Продолжая свое основанное на экспрессивных искусствах исследование, я переживала мощные образы, связанные с «океаном чрева матери», рожденные в процессе звукового и поэтического самовыражения.

Во время одного сеанса я представляла морское существо, бабочку и новорожденного ребенка, исследуя их проявления через формы звучаний и движения. Это привело меня к мифу о Лу Тинг, существе наполовину представляющее собой рыбу, наполовину – человека, и описанное в легенде коренных жителей региона Танка в Гонконге. Я слышала о Лу Тинг во время семейной поездки в прошлом году. Согласно устной истории, это существо, похожее на русалку, является предком народа, обитавшего на территории современного Гонконга. Принимая во внимание это предание и свой опыт творческого исследования образов воды и разных существ, я написала эту историю:

Лу Тин просыпается ото сна. Во сне она ждала, чтобы потанцевать с китами.

Но она забыла, что она лошадь. Может ли лошадь танцевать в глубокой воде? Нет.

Она бежит с лошадьми. Но это стадо не ее. Лу Тинг одинокая лошадь в этом стаде.

Она не бежит с другими лошадьми так быстро, как остальные, потому что ей нравится наблюдать за бабочками. Сейчас сезон бабочек. Сегодня, когда она останавливается, чтобы послушать дятла и созерцать разлагающиеся листья, она слышит едва слышимый голос, исходящий из темной почвы.

Она не уверена, что это такое. Голос звучит как молитва, но к нему примешивается что-то искусственное, что-то не с этой планеты, по крайней мере, не из этой эпохи. Как будто кто-то изо всех сил пытается отправить сообщение:

«Помогите ... помогите нам ... мы не хотим быть здесь. Но они ловят нас здесь. Мы не отсюда. Мы хотим вернуться домой ...»

Лу Тинг инстинктивно знает, что это старый голос древних вирусов. Столь же старый, как голос корней, уходящих глубоко в почву. Лу Тин не знает, что делать, поэтому она спрашивает:

«Эй, я тебя слышу. Могу я чем-нибудь помочь?

Голос отвечает: «Пожалуйста, разбуди их ото сна. Когда они проснутся от этого сна, мы будем свободны».

Лу Тин отвечает: «Но как? Как я могу их разбудить?»

Голос говорит: «Пой. Пой свои песни вместе с океаном. Вода научит тебя.»        

В другом сеансе я исполняла импровизированный ранец, откликаясь на 34-минутный альбом «Песни горбатого кита» и записала свой танец на видео. В танце представляла, как в океанских водах появляется маленькое плавающее прозрачное существо, похожее на нежного и хрупкого новорожденного. По окончании танца я написала диалог с этим существом:

Грейселин: Как тебя зовут?

Маленькое существо: Пушистый Кристалл. Я летающее существо, которое тоже живет в воде.

Грейселин: Ты можешь рассказать мне больше о себе, Пушистый Кристалл?

Маленькое существо: Я  воздух, когда я в воздухе, я   вода, когда я в воде. Я просто двигаюсь, расширяюсь или сжимаюсь в зависимости от того, сколько во мне воздуха. Я прозрачен и перемещаюсь между твердыми телами.

Грейселин: Вы бактерии? Или вирусы?

Маленькое существо: Да, вирусы мои родственники. Некоторые из них не похожи на нас, плавучих фей. Они в ловушке. У вас есть слово «генетически модифицированные», верно? Некоторые из наших родственников такие же, будучи смешанными с чем-то другим в вашем мире. Они плачут о помощи, потому что не хотят быть пойманными в человеческие тела. Это не то, где они хотят быть.

Грейселин: Пушистый Кристалл, почему ты пришел ко мне?

Маленькое существо: Потому что ты слушаешь. Наверное, потому что я твой родственник?

Грейселин: Нет. Я лошадь, как ты можешь быть моим родственником?

Маленькое существо: Вы просто находитесь в этом теле, но сделаны из нас пушистых кристаллов. Изучите песни кита. Их песни позволяют общаться со всеми микроорганизмами, живущими везде и в каждом.

Они помогут вам вспомнить вашу песню.

Эти образы и истории привели меня к другому спонтанному творческому проявлению, вызванному звуком гонга, и проявившемуся в этом стихотворении:

«Бабушкина молитва»

Стань рекой.

Ты вода.

Никогда не останавливайся

Закрывание 

Это просто иллюзия.

Открывание

Тоже иллюзия.

Ты вода.

Действуй!

Позже я обнаружила, что озеро Онтарио – это прогледиальное озеро. В течение тысячелетий большая часть современной провинции Онтарио была покрыта льдом. Древние кости китов были найдены в долине Оттавы [10]. В конце последнего ледникового периода ледники отступили, создав на своем пути Великие озера. В прошлом озеро Онтарио было известно как «ледниковое озеро ирокезов». Около 12 000 лет назад воды значительно отступили и опустились до уровня моря. Вода из верховий Великих озер обошла озеро Онтарио, направляясь прямо к реке Святого Лаврентия через долину Оттавы. 5000 лет назад вода текла через нижние Великие озера, и озеро Онтарио почти достигло своего нынешнего уровня, что указывает на то, что самые ранние свидетельства пребывания в этом регионе людей в основном находятся под водой [7].

 

Моя эстетическая ответственность перед пандемией

В теории экспрессивных искусств используется представление о творческих проявлениях личности, обозначаемых словом «поэзис». Это слово относится к человеческому отношению к миру, нашей «эстетической способности реагировать» на мир, добавляя к тому, что было дано человеку, что-то новое [1].

Продолжая создавать образы и истории, связанные с моим творческим процессом на тему исследования, я спрашиваю себя: Что мне делать с полученной мной информацией, представленных в моих рисунках, танцах, описаниях? Является ли эта продукция моим творческим ответом на пандемию? В чем проявляется мой творческий поэзис, моя эстетическая способность реагировать на пандемию?

К моему удивлению, ткачество как форма творческой активности привело меня к решению организовать несколько онлайн групп. Несмотря на мое сопротивление заниматься терапевтической практикой в онлайн формате, я все же решила этим заняться. Вместе с моей коллегой Сарой Андерсон мы решили в онлайн-формате вести «практику экспрессивных искусств для совладания с неуправляемой ситуацией» в виде четырехнедельной онлайн-группы, открывшейся в начале апреля. Никто из нас раньше не проводил онлайн-мастерские.

Группа собиралась по 1,5 часа каждую неделю. В перерывах между занятиями участники выполняли домашнюю работу, чтобы углубить свои отношения с «природой», которая выбирала и звала их. Вот отрывок из описания нашего курса: «В этой 4-недельной группе мы будем вместе создавать поддерживающую среду, используя наши врожденные творческие способности, дар воображения. Мы будем поддерживать друг друга, исследуя, как природа проявляет себя в текущей ситуации пандемии. Мы будем опираться на нашу способность распознавать и наблюдать красоту среди хаоса ... Глубокая связь с природой – это наш ресурс. Мы можем вернуться в ней и укрепить с ней связь».

Этот первоначальный импульс привел нас к организации трех онлайн-групп. Первая группа началась 3 апреля, а третья закончилась 29 мая. Мы были глубоко удивлены и тронуты той атмосферой общности, которая совместно создавалась участниками и теми природными элементами, которые привносились ими в работу. Работа вышла далеко за пределы «терапии» в ограниченном смысле этого слова. Она, прежде всего, восстановила наше творческое начало.

С начала мая я также организовала онлайн-ритуалы для тех, кто переживает процесс горевания, потеряв близких в результате распространения коронавирусной инфекции в Гонконге. В одном двухчасовом ритуале я попросил участников приготовить миску с водой, свечу и немного соли. Когда мы зажгли свечу, чтобы начать ритуал, я попросила их мысленно соединить огонь горящей свечи с огнем, горящим в лесах, и соединить их слезы с дождем. Поскольку каждый человек держал «чашу слез», мы по очереди разделяли наше горе, говоря: «Мои слезы предназначены для…». Мы делали паузы, чтобы напомнить себе, что мы являемся свидетелями пробуждения человеческого сердца. В разгар политического, экономического и экологического кризиса наши слезы соединялись со слезами Матери-Земли. Сейчас, когда я пишу эту статью, подобная практика проведения групповых онлайн-ритуалов продолжается. 

 

Сбор урожая.

Есть ли лекарство от «колониального вируса»? Экспрессивные художественные практики как вид лечения.

Выйдя из художественной децентрирующей «студии», мы теперь вернемся к вопросам, поставленным в начале этой статьи: Как игра и творческое воображение могут помочь нам в деле деколонизации и исцеления Земли и нас самих? Могут ли исследования, основанные на экспрессивных искусствах, помочь нам укрепить нашу экологическую идентичность и принять участие в продолжающемся творческом процессе Живой Земли?

В результате многовековой колонизации, которая осуществлялась рядом европейских стран в отношении остального мира для получения экономической выгоды, коренные народы на разных континентах в значительной степени потеряли свою культуру и связь с землей, на которой они обитали.  Некоренные народы, являющие собой силы промышленного роста и глобализации, также оказались отделены от своих традиционных культур и более экологичного мировоззрения. Колониальный образ мышления, основанный на разделении людей, господстве и индивидуализме лишил нас чувства принадлежности к более чем человеческому миру.

В дополнение к деколонизации, которая должна означать репатриацию земель коренных народов и возвращение к привычному для них образу жизни [22], я предлагаю также провести работу среди некоренных народов для их исцеления от колониального образа жизни. Полагаю, что практика художественной терапии, терапии экспрессивными искусствами может быть формой лечения от «колониального вируса».

 

Экологическая идентичность: реляционное питание как диета

Социологические и психологические источники свидетельствуют, что идентичность человека и социальной группы является изменчивой и относительной, выступает предметом договоренности в ситуациях межличностного и межгруппового социального взаимодействия [20, 23]. Я полагаю, что то же самое относится к экологической идентичности.

Воспоминание о нашей прошлой человеческой экологической идентичности порождает процесс возрождения наших отношений с живой Землей. Как и в браке, свидетельство о браке, подтверждающее правовой статус супружеской пары, не гарантирует, что интимные, супружеские отношения между партнерами будут пожизненными. Утверждение нашей экологической идентичности также не гарантирует глубокое и постоянное чувство принадлежности к более чем человеческому мирому. Чтобы сформировать экологическую идентичность, нам нужно участвовать в трансперсональном экологическом взаимодействии, прислушиваясь к разным живым существам и вступая с ними во взаимодействие и «диалог».

В исследовании, основанном на экспрессивных искусствах, процесс децентрирования создает состояние бодрствующего сна посредством игры и воображения. Во время творческого процесса, описанного в этой статье, я смогла более глубоко «прислушаться» к разным природным существам, которые «проявились» в моем воображении и творческой экспрессии. Через взаимодействие с ними я смогла раскрыть содержание доисторических историй о живом ландшафте, в котором я живу. Когда женщина из народа анишинабэ сказала мне, что «вода – мой помощник», это было лишь начало процесса.  Опираясь на искусство, я смогла расширить свой опыт отношений с озером Онтарио на трансперсональном уровне. Погружаясь в процессе творческого воображения и экспрессии, пребывая в состоянии бодрствующего сна, я смогла преодолеть свойственный нам человеческий «аутизм по отношению к миру природы», включиться в «великий разговор с более чем человеческим миром». Теперь я знаю, что это возможно.

 

Экопоэзис в жизни. Использование воображения как лекарства

Процесс децентрирования предполагает творческую активность, связанную с разными видами экспрессии и созданием образов. На этапе пребывания «в студии» я работала с появляющимися яркими образами (такими как «водное существо», «матка», «новорожденный» и др.), выражая и исследуя их через движение и поэзию. Творческий опыт, связанный с погружением в «альтернативный мир» воображения, также являлся источником знаний, необходимых для жизни в «привычном мире», что привело, например, к созданию нескольких онлайн-групп в качестве моего спонтанного эстетического ответа на пандемию.

Взаимопроникновение привычного мира и альтернативного мира может размывать границу между реальным и нереальным. В феноменологическом опыте формирования и проживания образов, будь то поэзия, движение или создание онлайн-групп, я смогла проявить свои способности к творческому воображению, настроиться на более тонкое и глубокое восприятие мира и различных обитающих в нем существ, стремясь привнести поэзис в повседневность. Подобный творческий подход к переживанию и пониманию опыта пандемии проливает свет на участие человека в диалоге с Живой Землей. Как уже упоминалось, поэзис в терапии экспрессивными искусствами – это человеческая творческая реакция на то, с чем мы встречаемся, что нам дано, и то, что формирует нас. Расширяя понятие «поэзис», теоретики экспрессивного искусства предложили, чтобы творческие акты человечества «были включены в непрерывный творческий процесс живой Земли» [1]. Наша эстетическая способность реагировать на мир развивается путем вопросов: Что нужно Земле? Как выглядит поэзный подход к экологии? [14]

Акт экопоэзного сотворения, предполагая перемещение между привычным и альтернативным опытом, может иметь своим следствием наше воплощенное участие в природном мире. Можем ли мы реализовать при этом себя в повседневной жизни как художники, формирующие и воспитывающие отношение человека с материалом и своим твореньем?  Можем ли мы посредством творчества вырасти из разрозненного Я в более зрелое и эстетически наполненное Я? Живя «экопоэзно», мы проявляем наше экологическое Я в отношениях с более чем человеческим миром, который непрерывно определяет, кто мы как вид. Мы глубоко слушаем творческий процесс Жизни, формируем и играем с тем, что нам дано от мира, с уважением.

 

Повествование о пандемии. Являемся ли мы свидетелями коронации?

Одной из задач в рамках моего исследования является изучение повествования о пандемии, в котором взаимоотношения вирус-человек рассматриваются как враги, описываются в терминах «мы против них», в соответствии с нормами колониального мышления. После процесса децентрирования, описанного в этой статье, я поняла, что сама пандемия – это коллективный децентрализующий опыт, и мы все оказались в глобальном лиминальном пространстве, чтобы столкнуться с нашими ограничениями как вида.

Коронавирус заставляет нас пересмотреть привычный мировой опыт, чтобы пережить и осмыслить альтернативный опыт – одну из, казалось бы, невообразимых реальностей. В моем децентрализованном процессе неоднократно появлялись изображения вод, наполняющих околоплодное пространство в матке. По счастливой случайности, на вебинаре по обучению устойчивости в ситуации пандемии я узнала, что corona означает корону, и что «венчание» является частью процесса родов, когда голова ребенка становится видимой в родовом канале после того, как шейка матки полностью расширена. «Венчание» часто называют «огненным кольцом», потому что мать испытывает сильную боль и жжение, когда ребенок растягивает отверстие шейки матки. Это этап, когда акушерка просит мать прекратить тужиться, чтобы голова ребенка работала в своем темпе. Акушерка при этом направляет голову ребенка через родовой канал, освобождая одно, а затем друге плечо.

Этот образ порождает такой вопрос: Являемся ли мы, как вид, матерью, которая «коронует» новый мир в момент его рождения? Являемся ли мы акушеркой, наблюдающей жгучую боль от разрушения климата, социально-политического и экологического коллапса во всем мире, и в то же время направляющей развитие нового глобального сообщества, поддерживающего земную жизнь? Реализуем ли мы программу Геи, реализуя в человеческом сообществе определенные действия? Или мы  – и мать, и акушерка, и ребенок, участвующие в нашем собственном рождении?

Пандемия коронавируса – это грубое начало действительно болезненного рождения. Мы потеряли много жизней в результате этого, и мы все еще сталкиваемся с беспрецедентными проблемами и несправедливостью во всем мире. Будет ли данная ситуация отправной точкой для прорыва или она еще больше усугубит положение человечества и среды его обитания, зависит от нашего творческого подхода, реализуемого вместе с Геей.

 

Финал

В соответствии с принципами исследований, основанных на экспрессивных искусствах, окончательная форма представления результатов исследований также относится к творческим актам [5]. Эта статья задокументировала процесс исследования и результаты, представляя их отчасти в академической форме, но в большей мере – в художественно-творческой форме, что конечно же, бросает вызов традиционным академическим требованиям к представлению результатов исследования. Не исключаю, что экопоэзный взгляд, нарушая определенные нормы академизма, открывает перспективу более активного использования экспрессивных искусств для лечения «колониального вируса».

Одна из возможностей для использования экспрессивных искусств для лечения от «колониального вируса» состоит в том, чтобы взять эти искусства на вооружение и перенести их в деятельность молодых активистов в Гонконге, которые имеют дело с социально-политической травмой. Во время сеансов экспрессивного искусства я и мой руководитель изучали, в том числе, возможность использования экспрессивных искусств на расстоянии и в темноте. В импровизированной ролевой игре на основе движений при этом в темноте стали появляться образы мицелиевой сети и разноцветного валуна, которые поглощали и перерабатывали мой ноутбук. Затем мицелий превращается в телефонную сеть. Я видела, как мои прародители, держат телефонные трубки и набирают номер, но никто не отвечал на их звонки. Все были заняты своими делами. Мой руководитель спросил: «Можешь ли ты ответить на звонок?» Я сказала: «Да» и услышала следующее:

«Спасибо, что ответила на звонок.

Мы звонили круглые сутки семь дней в неделю, пытаясь поговорить с некоторыми из вас.

Слушай, помоги им вспомнить, кто они. То, кем они являются. Они не только те, кем они себя считают, и что написано в их паспорте.

Пусть они вспомнят, кто они, вспоминая минералы в их собственной земле, свои слезы и кровь, каковых океаны в них.

Их гнев и страсть это их огонь, который клокочет под вулканами ...

Скажи им, что этот огонь  тоже их часть, и что они страдают вместе с Землей.

Скажи им, что зима – это время, когда вещи уходят в темноту и умирают, чтобы обратить их во что-то новое весной»

Когда мы пересекаем порог, пути назад уже нет.

 

Литература

  1. Atkins S. & Snyder M. Nature-based expressive arts therapy: integrating the expressive arts and ecotherapy. – London & Philadelphia: Jessica Kingsley Publishers, 2018.
  2. Berry T. The great work: our way into the future. – New York: Bell Tower, 1999.
  3. Berry W. The gift of good land. In Wirzba, N. (ed), The art of the commonplace: the agrarian essays of Wendell Berry. – Berkeley: Counter Point Press, 2002.
  4. Buzzell L. & Chalquist C. Ecotherapy: healing with nature in mind. San Francisco: Sierra Club Books, 2009.
  5. Calderon J. M. Expressive arts-based research // Poiesis: A Journal of the Arts and Communication. – 2020. – Vol.17. – P.34-35.
  6. Eisenstein C. Coronation. – 2020. Retrieved from https://charleseisenstein.org/essays/the-coronation/ 
  7. Fiddes J. Lake Ontario. – 2014. FirstStoryTO website. Retrieved from: https://firststoryblog.wordpress.com/2014/04/29/lake-ontario/
  8. Gebara I. Longing for running water: ecofeminism and liberation. – Minneapolis: Fortress Press, 1999.
  9. Keller C. The Face of the Deep: A Theology of Becoming. – New York: Routledge, 2003.
  10. Kennedy C. C. Whales bones found. Special to The Chronicle. Canadian Museum of History. – 1977. Retrieved from https://www.historymuseum.ca/cmc/exhibitions/archeo/kichisibi/k300c-clydeswhale.html
  11. Knill P., Levine E. & Levine S. K. Principles and practice of expressive arts therapy. – London & Philadelphia: Jessica Kingsley Publishers, 2005.
  12. Lal R. Encyclopedia of soil science. – Boca Raton: CRC Press, 2017.
  13. Levine S. K. Ecopoiesis: towards a poietic ecology // Ecopoiesis: Eco-human theory and practice. – 2020. – Vol. 1, №1. [open access internet journal]. – URL: http://ecopoiesis.ru (d/m/y)
  14. Levine S.K. Poiesis: The Language of Psychology and the Speech of the Soul. – Toronto: Palmerston Press/Jessica Kingsley Publishers, 1992.
  15. Louv R. Lost child in the woods. – New York: Algonquin Books of Chapel Hill, 2005.
  16. Macy J. World as lover, world as Self. – Berkeley: Parallax Press, 2007.
  17. Macy J. & Brown M. Coming back to life. – Gabiola Island: New Society Publishers, 1998.
  18. McFague S. The body of god: an ecological theology. – Minneapolis: Fortress Press, 1993.
  19. Ruether R. R. Gaia & God: An ecofeminist theology of Earth healing. – San Francisco: Harper, 1992.
  20. Swann W. B. Identity negotiation: where two roads meet // Journal of Personality and Social Psychology. – 1987. – Vol.53. – P.1038-1051.
  21. Swimme B. & Berry T. The universe Story. – San Francisco: Harper, 1992
  22. Tuck E. & Yang K.W. Decolonization is not a Metaphor // Decolonization: Indigeneity, Education & Society. – 2012. – Vol.1, №1. – P.1-40.
  23. Weinstein E. A., & Deutschberger P. Tasks, bargains, and identities in social interaction // Social Forces. – 1964. – Vol.42. – P. 451-455.

 

Ссылка для цитирования

Лау Г. Ч.Я. Коронавирус как ритуал перехода: в поисках средства исцеления от «колониального вируса» средствами экспрессивных искусств // Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика. – 2020. – T. 1, № 2. [Электронный ресурс]. – URL: http:// ecopoiesis.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен

Lau G. C.-Y. Coronavirus as a rite of passage: finding cures for “colonialvirus” in expressive arts-based research // Ecopoiesis: Eco-Human Theory and Practice. – 2020. – Vol.1, №2. [open access internet journal]. – URL: http://en.ecopoiesis.ru (d/m/y)

 


О журнале

«Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика» - первый международный междисциплинарный журнал, ориентированный на создание экогуманитарной парадигмы – парадигмы выживания человечества в XXI веке, распространение экогуманитарных знаний и технологий на основе альянса экологии, гуманитарных наук и искусства. Наш журнал – это живой форум теорий и практики, обеспечивающих согласование потребностей человека и планетарной жизни в интересах устойчивого развития, порождение Экочеловечества как новой общности человека и мира природы.

Журнал предполагает диалог и сотрудничество экологов, философов, медиков, педагогов, психологов, художников, писателей, музыкантов, дизайнеров, социальных активистов, представителей деловых кругов во имя экогуманитарных ценностей, здоровья и благополучия человека в тесной связи с заботой об окружающей среде. Журнал поддерживает разработку и внедрение новых экогуманитарных концепций, технологий и практик в различных областях здравоохранения и общественной жизни, образования и социальной работы.

Одной из приоритетных задач журнала является научное обоснование и пропаганда роли искусства в альянсе с экологией и гуманитарными науками для восстановления и развития конструктивных отношений с природой, формирования экологического сознания и пропаганды природосообразного образа жизни.

Журнал публикует статьи, описывающие новые концепции и практики, технологии и данные прикладных исследований на стыке гуманитарных наук, экологии и искусства, интервью и отчеты о конференциях, относящиеся к экогуманитарной области; представляет художественные работы, музыку и иную творческую продукцию, связанную с экогуманитарными практиками и новой глобальной общностью – Экочеловечеством.