Экогуманитарные теория и практика
ISSN 2713 – 1831
Экофилософия
Экопсихология
Экотерапия
Эко-арт-терапия
Экологическое образование
«Зеленое» искусство
Экоэстетика
Главная \ Актуальное \ Ванюшкина Л.М., Тихомиров С.А. МУЗЕЙ НА ПЕРЕСЕЧЕНИИ РЕАЛЬНОГО И ВИРТУАЛЬНОГО МИРОВ

Ванюшкина Л.М., Тихомиров С.А. МУЗЕЙ НА ПЕРЕСЕЧЕНИИ РЕАЛЬНОГО И ВИРТУАЛЬНОГО МИРОВ

« Назад

УДК 008

МУЗЕЙ НА ПЕРЕСЕЧЕНИИ РЕАЛЬНОГО И ВИРТУАЛЬНОГО МИРОВ

Фото автора ЛМ 1Ванюшкина

Ванюшкина Любовь Максимовна

доктор педагогических наук, доцент, заведующий кафедрой истории искусств ФГБОУ ВО «Высшая школа народных искусств (академия)» (Санкт-Петербург, РФ)

Фото автора СА Тихомиров

Тихомиров Сергей Александрович

кандидат культурологии, доцент, доцент кафедры истории искусств, ученый секретарь Ученого совета ФГБОУ ВО «Высшая школа народных искусств (академия)» (Санкт-Петербург, РФ)

 

Аннотация

Статья посвящена исследованию проблем в деятельности современного музея, вызванных ситуацией с пандемией, прежде всего – организации взаимодействия с посетителями. В центре внимания авторов – анализ рисков и возможностей виртуального общения зрителя с музейными объектами в период самоизоляции.

Ключевые слова: музей, пандемия, копия, подлинник, Интернет.

 

Введение

Глобальный стресс, который переживает человечество в связи с пандемией, стал тяжелым испытанием не только для физического состояния людей, но, в первую очередь, выявил комплекс серьезных социальных и психологических проблем, поиск решения которых не будет простым.

Социальная природа личности тяжело отреагировала на депривацию основных потребностей. Речь не только о минимализации общения с природной средой, невозможности вести привычную жизнь в социуме. Самоизоляция со всей очевидностью показала, что ограничения в доступе к объектам культуры, которые воспринимались как нечто само собой разумеющееся, незыблемое, всегда доступное, сделала жизненное пространство личности узким, безжизненным и серым. Это «отсутствие воздуха» не спасают телевизионные новости и сериалы, которые лишь частично справляются с проблемой организации свободного времени. Огромное количество людей, никогда не причислявших себя к заядлым театралам или меломанам, тем более, к интеллектуальной элите, остро почувствовали необходимость заполнения возникшей пустоты серьезными размышлениями, эмоциональными переживаниями, катарсисом, который вызывает встреча с глубокой неоднозначной драматургией, сложными музыкальными произведениями или не поддающими прочтению с первого взгляда визуальными образами.

В сложившейся ситуации институты культурного наследования, помимо традиционных функций, принимают на себя новую – смягчения дефицита ограничений в общении с искусством. Безусловно, ситуация, не имеющая аналогов, потребовала новых способов организация взаимодействия с виртуальными читателями, зрителями, слушателями. В данной статье авторы попытались сделать краткий анализ деятельности музеев в ситуации пандемии.

Что делать Музею, когда в нем нет посетителя? Такой вопрос совсем недавно, казалось бы, вообще не имел смысла, поскольку музеи, особенно крупные, всегда переполнены и традиционная проблема посетителя – как попасть в музей. Но жизнь оказалось сложнее любых схем: пандемия COVID-19 поставила мир перед решением задач, не имевших аналога. Объективная ситуация с распространением коронавирусной инфекции, режим самоизоляции, страх людей перед массовыми мероприятиями [21], падение финансового благосостояния [13] кардинальным образом переориентировали музеи на работу в формате online, выдвинув ее на первый план. Пандемия подвигла музейное сообщество быстро реагировать на непредсказуемый вызов времени, трансформироваться, модернизироваться. Online-сфера, которая для музеев была дополнительной «средой обитания», в какой-то момент стала единственно возможной для публичного существования.

 

Материалы и методы

Объектом анализа явились сайты и группы / паблики в соцсетях (Вконтакте, Instagram, Twitter, Facebook, Youtube и др.) следующих музеев: Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (Москва), Государственная Третьяковская галерея (Москва), Государственный музей истории Санкт-Петербурга (Санкт-Петербург),, Государственный Русский музей (Санкт-Петербург), Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург), Курская государственная картинная галерея им. А.А. Дейнеки (Курск), Метрополитен-музей (Нью-Йорк), Музей АZ (Москва), Музей ван Гога (Амстердам), Музей города Нью-Йорка (Нью-Йорк), Музей Анны Ахматовой в Фонтанном Доме (Санкт-Петербург), Музей истории города Ярославля (Ярославль), Музей-заповедник «Херсонес Таврический» (Севастополь), Музей стрит-арта (Санкт-Петербург), Музей современного искусства «Гараж» (Москва), Музей современного искусства «Эрарта» (Санкт-Петербург), Национальный музей Прадо (Мадрид), Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник (Соловецкие острова), Центральный выставочный зал «Манеж» (Москва).

Фиксировалось, в каких социальных сетях представлен музей, каким контентом наполнены паблики / сообщества музея, частота обновления материалов, реакция подписчиков на посты музея. Особое внимание было уделено проектам, подготовленным и воплощенным музеями в период пандемии.

Эмпирическим материалом для статьи также послужили экспертные мнения музейного сообщества, в первую очередь, директоров музеев, высказанные публично в СМИ, 4 полуструктурированных интервью студентов Высшей школы народных искусств (академии) третьего и пятого курсов обучения (специальность – живопись), 8 полуструктурированных интервью студентов Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, второй курс (направление – педагогическое образование).

В ходе исследования были использованы системный, вероятностно-статистический и структурно-функциональный методы, а также методы математической статистики и факторного анализа.

 

Результаты исследований

Почему Музей не просто закрыл двери перед посетителями в ожидании лучших времен, а перенес активность в online-сферу? Ведь online-мероприятия бесплатны, не приносят доход, хотя обеспечение функционирования Музея весьма затратно: «… в режиме самоизоляции… мы не зарабатываем ничего. В период карантина мы предельно минимизировали затраты, но даже при этих условиях содержание нашего музея с множеством объектов и огромной территорией стоит 600 тыс. рублей в день. Мы эти деньги пока берем из тех, что заработали в прошлый высокий сезон. Понятно, что ресурсы, мягко говоря, не бесконечны» [23] (О. Таратынова, директор Музея-заповедника «Царское Село»). Обозначим несколько наиболее отчетливых аргументов.

Во-первых, ключевая задача Музея в период пандемии – не потерять посетителя. Сохранение аудитории – это доходы, полученные в отсроченной перспективе: «Доход – это посетитель, которого вы пригласили. Нет посетителя – нет дохода» [9] (Н. Григорьева-Литвинская, шеф-куратор Центра фотографии им. братьев Люмьер). Online-мероприятиями Музей поддерживает интерес ядра аудитории посетителей (регулярные посещения, несколько раз в месяц), удерживает переферийную часть посетителей (посещение несколько раз год) и обращает на себя внимание перспективной аудитории (посещение раз в год, или реже; потенциальные посетители) [26, С. 34].

Обновление форм online-работы и максимальное использование возможностей интернет-ресурсов безусловно может способствовать привлечению широкой молодежной аудитории, делая более привлекательным посещение Музея. Грамотно сделанный, стильный и функциональный сайт привлекает внимание: «хочется рассматривать и вернуться, чтобы продолжить изучать материал, предложенный специалистами. Хочется рассматривать саму концепцию сайта» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 3 курс о сайте Музея стрит-арта).

Если Музей активен, «он привлекает внимание публики, и, если он останавливается, у людей могут измениться приоритеты и даже после снятия карантина они не захотят бежать на выставки» [22] (Гендиректор Третьяковской галереи З. Трегулова). Отсутствие активности в сетевом пространстве – символическая смерть Музея: «…у потенциального посетителя складывается впечатление, что музей (Музей истории Ярославля – Л.В., С.Т.) еле жив, ведь никакой новой информации на сайте нет, кроме как об объявлении карантина. Это сильно вредит имиджу» (студентка, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, 2 курс).

Залогом активности и привлекательности Музея в «эпоху коронавируса», расширения его аудитории, становятся инновационные формы работы с посетителем в интернет-пространстве. Это открывает возможности формирования «гибких» и мобильных сообществ в социальных сетях, музейные группы и паблики, в которых модерируют сотрудники учреждений. Этот контент во многом становится тем основанием, вокруг которого конфигурируются и реконфигурируются пластичные и подвижные сообщества. Символ (конкретный музей) и контент, являющийся «точкой сборки» для сообществ, а также вовлеченность аудитории «в принятие решений и создание культурных событий», «в процесс осмысления и актуализации культурного наследия» [3, С. 8] (т.н. «культура участия») определяют их жизнеспособность.

Во-вторых, Музей в период пандемии продолжает выполнять социокультурную миссию, обеспечивая доступ к культурному наследию, что возможно в режиме off и online. Политика музеев стала более «дружелюбной» по отношению к посетителям: Музей превратился в активного «игрока» в сфере организации культурного досуга, а посетители гораздо чаще воспринимают общения с искусством как вариант проведения свободного времени, эдьютеймент (edutainment) [8, С. 132-138]. В ситуации самоизоляции, когда люди были вынуждены постоянно находиться дома, взаимодействовать с домочадцами. Обеспечение музеями доступа к пространству культуры, пусть и в цифровом формате, представляется принципиально значимым для современного человека.

Все сказанное выше не является открытием, это выводы вполне очевидны, однако за ними вполне отчетливо проглядывают контуры серьезной проблемы: готов ли Музей предложить новые яркие интерактивные формы работы с посетителями, создающие иллюзию присутствия в посетителя в музейном пространстве со свободной навигацией в нем? Попробуем в самом общем виде определить формы организации деятельности посетителей, подготовленные музеями в период пандемии.

Первая группа предложений – контент для индивидуального общения с искусством, самостоятельного рассматривания и исследования музейных объектов и коллекций.

- Online-коллекции – цифровые копии экспонатов хорошего качества без возможности их репродуцирования или копирования. Информационная наполненность экспликаций различна: от минимальной (автор, название, материалы, время создания) – до подробной истории бытования произведения. Так, цифровая коллекция музея Прадо позволяет виртуальному посетителю увидеть живописную работу в раме и без нее, рентгенограмму, картину в контексте «стрелы времени» (timeline), реестр выставок, где экспонировался артефакт, ссылки на видео на Youtube, а также товары сувенирного магазина музея, которые можно приобрести [27].

Илл 2

Рис. 1. Цифровая коллекция музея Прадо

 

- Виртуальные туры, создающие иллюзию перемещения по залам при этом сохраняющие логику организации экспозиционного пространства. Зритель может читать экспликации, рассматривать произведения в подробностях, иногда ближе, чем в реальности. Технологическими и смысловыми предшественниками таких туров является фильм А. Сокурова «Русский ковчег» (2002) и компьютерные игры, где игрок видит мир от первого лица, глазами виртуального персонажа.

Музеи предложили публике виртуальные туры не только по постоянным, но и временным экспозициям, в том числе и по тем, которые проходили ранее или были организованы в других странах.

Так, Государственный Русский музей сделал возможным посещение «архивных» выставок: «Кузьма Сергеевич Петров-Водкин. К 140летию со дня рождения» [12], «Мечты о мировом расцвете» [14], Центральный выставочный зал «Манеж» – 3D-туры по прошедшим выставкам «Дейнека / Самохвалов» [2], «Лаборатория Будущего. Кинетическое искусство в России» [1]. Трехмерные образы уже прошедших выставок – своеобразные элементы машины времени, создаваемой современными медиа, которая всегда под рукой [19], позволяющая оказаться на выставке, пропущенную оффлайн, или заново пережить впечатления из личного прошлого, эмоциональный опыт посещения экспозиции, который можно проживать снова и снова.

Илл 3

Рис.2. 3Д- туры по музейным выставкам…

 

- Виртуальные реконструкции, позволяющие рассмотреть динамику изменения экспозиций музеев, которые не существуют сегодня или были реорганизованы. Одним из таких интересных проектов является возможность посетить экспозиций Государственного музея нового западного искусства, существовавшего в Москве в 1923-1948 гг. Основу коллекции этого музея составило уникальное собрание французской живописи из коллекций С.И. Щукина и И.А. Морозова [17].

Илл 4

Рис.3. Зал Поля Гогена в Первом отделении ГМНЗИ (1924-1926 гг.)

 

Три варианта контента, предлагаемого Музеем после пандемии, проанализированные выше, безусловно, расширяют палитру возможностей общения посетителя с музейной коллекцией, однако имеют и существенные риски. Одним из наиболее очевидных является то, что посетитель, совершающий путешествие по виртуальным экспозициям или рассматривающий online-коллекцию, предоставлен сам себе, остается один на один с цифровыми версиями произведений, фрагментами бесконечных цифровых миров, продуцируемых музеями, разобраться в которых не так просто.

Далеко не каждый посетитель обладает достаточным опытом визуальной коммуникации и самостоятельной навигации в музейном пространстве. Виртуальная «прогулка» по музейному сайту без посредника грозит обернуться хаотичным блужданием. В этом случае логично предположить, что Музей разработает дополнение к этим ресурсам, создав навигацию для перемещения в интернет-пространстве и рассматривания экспонатов, варианты маршрутных листов. В таком случае фланирование посетителя остается таким же свободным – он может рассматривать объекты сколь угодно долго, возвращаться к ним и т.д. – однако приобретает целеполагание.

Вторая группа музейных предложений в «эпоху коронавируса» – образовательно-просветительский контент.

- Online-лекции, беседы и курсы, размещенные на сайте музея и в социальных сетях (прежде всего, на платформе Youtube). Музей выстраивает визуальный ряд для лекций с учетом произведений, которые находятся на экспозиции и фондах, привлекая публику личностью ведущего / лектора (например, «Третьяковка с Сергеем Шнуровым» [20] знакомит с произведениями в ходе беседы известного шоумена с генеральным директором З. Трегуловой) или личностью творца искусства, которому посвящена лекция [15]. Подобный формат, судя по комментариям публики, представляется удачным и востребованным («Мне очень понравился формат не рассказа, а беседы о картинах. И чем нетипичнее собеседник, тем интереснее, полнее и многоплановее повествование») [20], лишний раз доказывая, насколько пластичны современные сообщества музейных посетителей, объединяясь вокруг знакового события или личности.

https://top4man.ru/inews/aHR0cHM6Ly9pbWcucmcucnUvaW1nL2NvbnRlbnQvMTg2LzY5LzIzL1RBU1NfMzkzODg4NjhfZF84NTAuanBn

 

 

 

 

 

 

 

-

 

 

 

 

Рис.4. Третьяковка с Сергеем Шнуровым

 

Online-экскурсии, проводимые экскурсоводами в прямом эфире на экспозиции без зрителей.

Илл 6

Рис.5. Онлайн экскурсия «Советское искусство (1920-1930 гг.)

 

- Public talk – тематические публичные дискуссии с приглашенными гостями, в ходе которых аудитория имеет возможность задавать им вопросы [8].

- Подкаст – аудиопередачи, записываемые и распространяемые в Интернете с определенной периодичностью. Такой контент помогает музеям привлечь и удержать молодежную аудиторию, которая полагает, что «подкаст – отличный формат, который в последнее время стал чрезвычайно популярен в музеях. Главное преимущество таких аудиопередач – их можно слушать фоном во время какойто основной деятельности. Особенно это касается дел, которые не требуют большой концентрации. То есть подкасты помогают проводить рутинные дела с пользой» (студентка, Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, 2 курс).

Среди создаваемого Музеем образовательного контента преобладает научно-популярный формат, хотя музеи стремятся его дифференцировать: так, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина предлагает в рамках просветительского проекта «Академия Пушкинского» материалы курсов по мировой культуре для начинающих и продвинутых пользователей.

При этом образовательный контент Музея, представленный в сети Интернет, пусть даже весьма необычный и «манкий» – это все же, по большей части, трансляция известной и не очень информации с минимальными возможностями синхронной обратной связи (если это не конференция в Zoom или online-трансляция в Youtube с возможностью задавать вопросы).

Третья группа предлагаемого Музеем контента – культурные мероприятия online: концерты, импровизации, премьеры документальных фильмов [7].

Заметим, что представленная классификация музейных предложений, как и любая классификация вообще, условна, поскольку музеи в режиме online стремятся к созданию синтетических форм контента, включая в беседы и прогулки по музею декламацию поэтических строк, музыкальные и даже танцевально-хореографические элементы. Некоторые музеи для виртуальных мероприятий создают отдельные платформы [10]: «…мы запустили платформу «Гараж». Самоизоляция», где размещаем онлайн-материалы по текущим выставкам и событиям, а также экспериментируем с новыми форматами. Каждый день в Музее (его онлайн части) происходит что-то новое: медиации по выставке о советских нонконформистах «Секретики», мастер-классы от художников наших мастерских, ридинг-группы по советской фантастике, совместные с представительством ЕС лекции по инклюзии» [9], 2020) (А. Тарасова, руководитель выставочного, научного и просветительского департамента Музея современного искусства «Гараж»).
Илл 7

Рис.6. Ридинг группа по научной фантастике

 

Насыщение контента подобными «вставками» различных видов искусств, качественная съемка, разнообразие предлагаемых материалов порой превращают контент в самостоятельное произведение, а его online-премьеру – в событие, к которому публика стремится приобщиться и которое нежелательно пропустить.

Площадкой для размещения контента становятся сайты музеев, социальные сети, позволяющие осуществлять асинхронную связь с аудиторией («лайки», комментарии, репосты и т.д.), оперативно информировать подписчиков о событиях, обновлении информации, элементах интерактивного взаимодействия: «Музей Стрит-Арта иногда проводит такие игры, когда добавляет к себе в инстаграмм твою работу (ненадолго), если она будет креативной и заинтересует их. Это хороший стимул показать себя», студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 3 курс.

Разумеется, у музеев были сайты, группы и паблики в социальных сетях и ранее. Что изменилось во время пандемии?

- Импровизационный характер контентаКогда стало понятно, что музей придется закрывать из-за COVID-19, мы начали в бешеном темпе снимать и готовить новые материалы для онлайн-показа» [6] (З. Трегулова, генеральный директор Третьяковской галереи). При этом музеи оказались перед необходимостью подготовить новый контент для размещения в Интернете в максимально сжатые сроки и качественно. Музеи стали активно расширять присутствие на новых площадках.

- Усиление информационной насыщенности и частоты обновления контента в соцсетях. В период пандемии музеи стали публиковать максимально развёрнутую информацию о выставках, деятелях искусства, отдельных экспонатах. С одной стороны, это показатель жизнеспособности Музея, а с другой – способ показать публике, что в мире остались островки стабильности, жизнь продолжается и что-то находится под контролем.

Очевидно, что только изменение частоты обновления материалов и увеличение их объема не решают проблему привлечения публики. Гораздо важнее оказалось предложить аудитории такой материал, который не имеет аналогов.

- Открытие доступа к эксклюзивному контенту. К примеру, публике стали доступны тематические подборки из архивных видео Государственного Эрмитажа, музей AZ разместил видео, которое должно было демонстрироваться только в залах (например, документальный фильм «Жизнь и приключения Анатолия Зверева»), в Государственной Третьяковской галерее показали то, что всегда остается «за кадром» для посетителя – прямую трансляцию распаковки и развески картин в залах после их возвращения с временной выставки.

- Музей в «эпоху коронавируса» стремится предложить аудитории не только новый по содержанию контент в виде ранее не публиковавшихся материалов, архивных записей, «музейного закулисья» и др., но и создать новые модели взаимодействия с аудиторией. Данная опция является максимально сложной для реализации, поскольку предполагает и вовлечение посетителя в своеобразный «диалог» с виртуальной коллекцией, и новые некомпенсируемые результаты этого взаимодействия.

- Усиление интерактивного характера предлагаемого контента, причем большая часть интерактивного контента размещается в социальных сетях: викторины, игры, конкурсы, опросы, тесты и т.д.

- Как отмечает Д. Агапова, интерактивность – тренд в развитии музеев, «антоним пассивного восприятия информации», «диалогичные отношения посетителя с экспозицией (в противовес монологичному рассказу экскурсовода о статичных вещах)», «создание особой среды, с которой посетитель может вступать в непосредственное взаимодействие» [3, С. 13]. Возникает вопрос: предлагаемая музеями интерактивность в формате online – внешняя имитация деятельности (интерактивное как тест) [24] или изменение отношения к посетителю, к его модели поведения – т.е. интерактивность внутренняя, предполагающая «внимание к мотивации посетителя, его психологическим потребностям, его познавательным стратегиям» [3, С. 13]. «Идеальный зритель — это тот, кто способен к рефлексии и диалогу» [26, С. 35], однако насколько виртуальные инструменты, созданные музеями в период пандемии, способствуют формированию диалога и рефлексии, предлагают сообществам посетителей новые социальные роли как со-творцов, соучастников процесса?

 

Обсуждение результатов

Перенос основной деятельности Музея в online-пространство усилил интерес к проблеме, не являющейся новой – соотношение копии и подлинника. Пандемия, приучившая работать и взаимодействовать в виртуальном пространстве, усилила миф о том, что хорошая цифровая копия – адекватная замена оригиналу. Насколько цифровая замена полноценна и не «испортила» ли самоизоляция восприятие подлинника?

С одной стороны, виртуальный контент имеет ряд заманчивых преимуществ и, в первую очередь, комфортные условия общения с искусством: «Не нужно толпиться у одного экспоната целой группой и пытаться рассмотреть. В современную эпоху есть более удобные способы попасть на выставку (виртуальные экскурсии и т.д.), если в реальности это невозможно сделать по какой-то причине» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 3 курс). Понимаемый диапазон удобства и комфортности может варьироваться. В одном случае виртуальная экспозиция привлекает «более спокойной обстановкой», не нарушаемой посетителями и смотрителями: «В более спокойной обстановке можно передвигаться по залам музеев, наблюдать, как расположены комнаты и какой план у дворца без ограничения времени. Все залы подписаны и пронумерованы, что позволяет ориентироваться в пространстве. Нет ограничения во времени. (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 3 курс). С другой стороны, ценится «доставка искусства на дом», что минимизирует усилия, нацеленные на то, чтобы встреча с произведением состоялась: «Некоторые считают, что это очень удобно. Не нужно никуда ехать. Все бесплатно, интернет бесплатен. Можно поглощать искусство дома, как любую другую информацию, в тапочках и с чаем» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 5 курс). В последнем случае мы наблюдаем превращение цифровой копии произведения в «картинку», которая недифференцируема от потока иных визуальных образов, транслируемых медиа и теряющих в этой трансляции уникальность оригинала.

Плюсом цифровых копий оказывается исключительная сохранность подлинников, существующих без зрителя, ведь взаимодействие с подлинником в реальности может обернуться вандализмом (оторванные ключи от Рая у скульптуры апостола Петра, выполненной М. Дроновым в Александровском парке, СПб), сверхсильной нагрузкой на артефакты: «Цифра в 3 млн. (посетителей – Л.В., С.Т.) превышает все допустимые пределы нагрузки на памятники архитектуры (Московского кремля – Л.В., С.Т.). Нормы, разработанные Российским научно-исследовательским институтом культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, предписывают нам принимать около 1,8 млн посетителей в год, и мы хотели бы придерживаться этой цифры, не превышая ее более чем на 20%» [11]. Требование сохранности подлинников вынуждает принимать музеи ограничительные меры: «Нельзя подойти близко и рассмотреть все трещинки, детали». (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 5 курс).

По мере окончания режима самоизоляции Музей начинает активное возвращение в offline-пространство. В этом процессе, вероятно, следует учесть «уроки» пандемии, осмыслить проблему баланса offline и online-работы.

Наиболее частотные упоминания в обсуждении отрицательных сторон виртуального музейного контента – утрата ауры подлинного артефакта [5]: «в цифровании теряется душа картины, нет той мощи, которую бы она произвела на тебя в жизни» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 3 курс), «Даже самой качественной копией не передать ту атмосферу, что ощущается рядом с подлинным произведением искусства» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 3 курс).

В пространстве копий, репродукций и медийных образов меньше точек удивления и больше точек узнавания. Посещение Музея – это всегда новое музейное высказывание, новые ракурсы, непредсказуемые смыслы подлинного артефакта, в то время как в виртуальном пространстве легче выставить «кордон известного, наизусть выученного, предсказуемого» [19, С. 45], а потому более комфортного и безопасного в силу привычности. Посещение Музея обладает определенным флером уникальности, посещение выставки становится событием, в то время как в информационном интернет-потоке с предельно доступными образами и текстами эта событийность теряется и становится не столь очевидной. «Для меня минус в виртуальном посещении музея – потеря интереса, посмотрю потом, ибо оно никуда не денется» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 3 курс). Безграничность выбора и предложения культурного продукта в Сети рождает ощущение того, что, с одной стороны, в Интернете все есть, все доступно, но при этом мы все время что-то пропускаем [19, С. 56], не успевая смотреть, читать, слушать.

Перевод подлинника (текста культуры) в цифровую копию в online-коллекции не позволяет его рассмотреть в контексте музейного пространства, где он существует. Один из респондентов отметил, что «восприятие экспозиции целостно, можешь обозревать несколько работ сразу. Заходишь в зал, и ты его обозреваешь целиком, из этого множества ты выбираешь то, что наиболее понравилось. Экспозиция воздействует целостно, в том числе и освещение – это целый комплекс эмоций и впечатлений, который нельзя получить сидя дома у компьютера» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 5 курс). Частично эта особенность воспроизводится музеями, предлагающими 3D-туры, однако их создание доступно, как правило, крупным музеям, виртуальное путешествие возможно только по строго маркированным точкам, а качество цифрового изображения не позволяет обеспечить уровень детализации, который доступен взгляду зрителя на экспозиции offline.

Превращение подлинника в медийный образ приводит к искажениям: «искажается колорит, представление о формате работы» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 3 курс), «теряются детали, часто в живописи не наблюдаются мазки и лепка фигуры, часто искажается цвет (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 3 курс), причем эти искажения могут возникать как при фотографировании, сканировании и т.д.. так и при воспроизведении образа на мониторе или экране планшета, смартфона и т.д. Аналогичным образом виртуальный образ не позволяет дать представление о параметрах артефакта: монументальная по масштабам работа в оригинале оказывается камерной («Поцелуй» К. Бранкузи), а воспринимаемое по репродукции как относительно небольших размеров произведение может оказаться поистине монументальным. Таким образом, виртуальный образ позволяет скорее получить знание о музейном предмете (что изображено на картине, например), нежели полноценный визуальный образ.

Наконец, не везде есть доступ к Интернету, скорость подключения также различна, а потому раздражение от медленной загрузки контента и от виртуального посещения музея в целом может оказаться неожиданным и незапланированным эффектом.

Режим самоизоляции обострил потребность аудитории в подлинном: З. Трегулова предполагает, что «зрители настолько изголодаются по реальному, а не виртуальному присутствию в музеях и театрах, что … начнут просто брать их штурмом» [22]. Отметим, что посещение музея обладает важным социальным потенциалом.

Если виртуальную экспозицию чаще всего осуществляют индивидуально, то посещение музея – более коллективный, чем индивидуальный опыт. Посещение музея как досуг ориентировано на дружеское общение. Согласно данным последних опросов, посетители выставок наиболее часто приходят с друзьями, разделяющими их интересы и хобби, старыми друзьями и членами семьи / родственниками [26, С. 39], иными словами, поход в музей изначально ориентирован на коммуникацию.

Конечно, Музей требует сосредоточенного рассматривания экспозиции, что при коллективном посещении бывает проблематично: «Даже если вы разбежались со своей компанией на входе, мысль, что ты пришел не один, заставляет тебя задумываться о вещах, которые “засоряют” восприятие. Постоянно всплывают в голове как назойливая реклама, держит в напряжении. Допустим, вы договорились встретиться где-то в определенное время, то есть выставляются уже какие-то ограничительные рамки. А если вы ходите вместе, то довольно сложно проникнуться глубоко, ибо присутствие рядом компаньона вынуждает тебя взаимодействовать с ним. С другой стороны, это может быть весело, познавательно» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 5 курс).

При этом коллективное посещение помогает совместно вербализовать увиденное, перевести зрительные образы в словесные. Здесь важен примерно равный культурный багаж у посетителей или общий культурный бэкграунд, поскольку так «взаимное обогащение происходит быстрее. Человек не из этой среды (в данном случае респондент имеет в виду «людей искусства» или «около искусства» – Л.В., С.Т.) оказывается чаще всего посредственным зрителем и приходится что-то объяснять, разъяснять или рассказывать без большой отдачи для себя» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 5 курс).

Более того, социальные смыслы посещения Музея offline не ограничиваются общением: «кто-то наряд выгуливает, кто-то за фото для соцсетей, кто-то еще зачем-то» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 5 курс), что в принципе невозможно в рамках виртуальных экспозиций. Мотивацией к посещению Музея может стать даже такое экзотическое занятие, как возможность «краем уха подслушать реплики и отзывы посетителей выставки» (студентка, Высшая школа народных искусств (академия), 5 курс) и, по всей видимости, соотнести свой опыт рассматривания подлинников и переживания увиденного с опытом Другого.

 

Выводы

Пандемия COVID-19 оказалась беспрецедентным вызовом для музейного сообщества, заставившим пересмотреть то, как Музей взаимодействует с посетителем в условиях социального дистанцирования, перехода на «удаленку» и т.д. Какой опыт приобрел музей в подобной экстраординарной ситуации?

Очевидно, что здоровый консерватизм музея (музей – не «мавзолей», «гробница фараонов», но и не жертва индустрии развлечений) [16], необходимый для сохранения социокультурной значимости этого социального института, приходится совмещать со способностью оперативно реагировать на вызовы непредсказуемого будущего, быстро меняться, выстраивая новую архитектонику информационных потоков, генерируя новый контент, способы взаимодействия с посетителем.

Музею в новых реалиях предстоит максимально точно определять баланс в свой деятельности между сферой offline и online, оптимальное сочетание реального и виртуального, которые не противостоят друг другу, но стыкуются по принципу комплементарности – как две уникальных формы работы с посетителями, единство которых синергетически усиливает социокультурную значимость Музея.

Сфера offline, Реального – та область, где Музеи определяют то, что в культуре XXI веке должно стать видимым [16]. В сфере online, Виртуального идет активная работа по формированию публичного дискурса, созданию сообществ, новых социальных связей, распространению контента. Точкой соприкосновения сферы offline и online является процесс семиотизации артефактов, осуществляемый Музеем. Артефакты приобретают семиотическое значение «с помощью … музейных работников, в задачу которых входит не только понять и придать … смысл определенному носителю», но и «представить его в качестве воспроизводимого в деятельности образца или … опереться на него при творении социокультурной инновации» [4, С. 192]. Инновационным ответом на беспрецедентные вызовы времени может стать изменение роли музейного посетителя, которому отводится роль не просто зрителя, наблюдателя, потребителя информации, но и активного со-участника, со-творца культурных смыслов.

Сфера online позволила активно расширить спектр контента, которые музеи сделали доступными, апробировать новые технологические решения, однако, вполне очевидно, что разработка и применение педагогических технологий, позволяющих осваивать и осмыслять online-контент, не поспевает за его размещением в сети Интернет. Разнообразные материалы, размещенные музеями online в период пандемии, по-прежнему нацелены на информирование и трансляцию готовой информации, в то время как следующим шагом модернизации Музея в непредсказуемом мире, может стать формирование и апробация таких педагогических технологий, которые нацелены на развитие личности.

 

Литература

  1. 3D-тур по выставке «Лаборатория Будущего. Кинетическое искусство в России» [Электронный ресурс] // ЦВЗ Манеж – URL: http://manege.spb.ru/events/3d-tur-po-vystavke-laboratoriya-budushhego-kineticheskoe-iskusstvo-v-rossii/ (дата обращения: 18.07.2020).
  2. 3D-тур по выставке «Дейнека / Самохвалов» [Электронный ресурс] // ЦВЗ Манеж – URL: http://manege.spb.ru/events/3d-tur-po-vystavke-dejneka-samohvalov/ (дата обращения:18.07.2020).
  3. Агапова Д. Культура участия: миллионы диалогов // Музей как пространство образования: игра, диалог, культура участия. / Отв. ред. А. Щербакова. Сост. Н. Копелянская. – М.: Б.и., 2012. – С. 8-20.
  4. Балобанов А.Е., Денисова Н.Л., Иванов А.В., Ильвицкая С., Кузнецова Т.Ф., Миронова Н.И., Перепелкин Л.С., Рудаков М.А., Сазонов Б.В., Севан О.Г., Стэльмах В.Г. Социокультурный анализ и развитие территорий России: проблемы и решения / под общ. ред. О.Г. Севан. – М. : ФОРУМ, 2012. – 464 с.
  5. Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости [Электронный ресурс] // Кафедра истории зарубежной литературы филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. – URL: https://forlit.philol.msu.ru/lib-ru/benjamin1-ru (дата обращения: 18.07.2020).
  6. Васильева Ж. За стеклом. Третьяковка на самоизоляции со Шнуром [Электронный ресурс] // Российская газета. Федеральный выпуск. 2020. № 84(8138). – URL: https://rg.ru/2020/04/16/tretiakovka-na-samoizoliacii-so-shnurom.html (дата обращения: 18.07.2020).
  7. Виктор Пивоваров. Документальный сериал «Художник говорит» [Электронный ресурс] // Youtube. – URL: https://www.youtube.com/watch?v=FFylJgrmnKg (дата обращения: 22.07.2020).
  8. Власова Т. «Гараж» проведет паблик-ток о современном танце [Электронный ресурс] // Театрал от 29.02.2020. – URL: https://teatral-online.ru/news/27143/ (дата обращения: 18.07.2020).
  9. Воротынцева К. Частные музеи на карантине: «Еще месяц выдержим, больше – вряд ли» [Электронный ресурс] // Культура от 06.05.2020 – URL: https://portal-kultura.ru/articles/exhibitions/326254-chastnye-muzei-n22.07.2a-karantine-eshche-mesyats-vyderzhim-bolshe-vryad-li/ (дата обращения: 08.07.2020).
  10. ГМИИ им. А.С. Пушкина. Виртуальные прогулки по музею. [Электронный ресурс] – URL: https://virtual.arts-museum.ru/ (дата обращения: 22.07.2020).
  11. Иванова М., Игумнова З. Карантинная галерея: как главные культурные площадки страны реагируют на COVID-19. Антивирусная дезинфекция, отмена экскурсий и цирк без животных [Электронный ресурс] // Известия от 06.03.2020 г. – URL: https://iz.ru/983728/marina-ivanova-zoia-igumnova/karantinnaia-galereia-kak-glavnye-kulturnye-ploshchadki-strany-reagiruiut-na-covid-19 (дата обращения: 07.07.2020).
  12. Кузьма Сергеевич Петров-Водкин. К 140летию со дня рождения. Онлайн. [Электронный ресурс] // Государственный Русский музей. – URL: https://rusmuseumvrm.ru/online_resources/virtual_tours/petrov-vodkin._k_140-letiyu/index.php (дата обращения: 22.07.2020).
  13. Мельников Д. После выплат на детей в России увеличились продажи дешевых смартфонов [Электронный ресурс] // Proufu.ru URL: https://proufu.ru/news/society/94355-posle_vyplat_na_detey_v_rossii_uvelichilis_prodazhi_deshevykh_smartfonov/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews (дата обращения: 08.07.2020).
  14. Мечты о мировом рассвете. Онлайн [Электронный ресурс] // Государственный Русский музей.  – URL: https://rusmuseumvrm.ru/online_resources/virtual_tours/virtualniy_tur_mechti_o_mirovom_rascvete/index.php (дата обращения: 22.07.2020).
  15. Михаил Шварцман. Иература. Лекция онлайн [Электронный ресурс] // Facebook. – URL: https://ru-ru.facebook.com/tretyakovgallery/videos/михаил-шварцман-иература-лекция-онлайн-третьяковкадома/666390507440810/ (дата обращения: 18.07.2020).
  16. Музей как исследовательский хаб [Электронный ресурс] // Музей современного искусства «Гараж». URL: https://thegaragejournal.org/ru/announcements/call-for-submissions/1 (дата обращения: 19.07.2020).
  17. Музей нового западного искусства – URL: http://www.newestmuseum.ru/history/virtual/index.php (дата обращения – 18.07.2020).
  18. Педагогика искусства и современное художественное образование: монография / Е.М. Акишина (рук. авт. кол.) и др.; рук. проекта Е.М. Акишина; науч. ред. Л.Л. Алексеева; общ. ред. Е.В. Боякова. – М.: ТЦ Сфера, 2017. – 306 с.
  19. Сальникова Е.В. Визуальная культура в медиасреде. Современные тенденции и исторические экскурсы. – М.: Прогресс-Традиция, 2017. – 552 с.
  20. Третьяковка с Сергеем Шнуровым. Экскурсия по шедеврам музея [Электронный ресурс] // Youtube. – URL: https://www.youtube.com/watch?v=-bHARAkZw0Q (дата обращения: 18.07.2020).
  21. Уваров С. Индивидуальный поход: посетители музеев оказались наедине с прекрасным. Художественные учреждения Москвы приняли первых зрителей. [Электронный ресурс] // Известия от 16.06.2020. – URL: https://iz.ru/1024283/sergei-uvarov/individualnyi-pokhod-posetiteli-muzeev-okazalis-naedine-s-prekrasnym (дата обращения: 16.07.2020).
  22. Уваров С. Ни у кого нет серьезного запаса прочности». Гендиректор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова – о новой реальности, выставочных планах и миллионных убытках [Электронный ресурс] // Известия от 26.03.2020. – URL: https://iz.ru/990942/sergei-uvarov/ni-u-kogo-net-sereznogo-zapasa-prochnosti (дата обращения – 22.07.2020).
  23. Уваров С., Авраменко Е. Без очереди на Серова: после карантина музеи ограничат посещаемость. В залах появится разметка для социальной дистанции, а билеты будут продаваться по предварительной регистрации [Электронный ресурс] // Известия от 12.05.2020. – URL: https://iz.ru/1009682/sergei-uvarov-evgenii-avramenko/bez-ocheredi-na-serova-posle-karantina-muzei-ogranichat-poseshchaemost (дата обращения: 08.07.2020).
  24. Узнайте художника по мазку. Совместный проект Arzamas и ГМИИ им. А.С. Пушкина: угадайте художника по фрагменту его картины // Arzamas. URL: https://arzamas.academy/mag/381-art-fragments (дата обращения: 18.07.2020).
  25. Художественные учреждения Москвы приняли первых зрителей. [Электронный ресурс] // Известия от 16.06.2020. – URL: https://iz.ru/1024283/sergei-uvarov/individualnyi-pokhod-posetiteli-muzeev-okazalis-naedine-s-prekrasnym (дата обращения: 16.07.2020).
  26.  «Что-то новое и необычное»: аудитория современного искусства в крупных городах России / отв. ред. А. Ю. Прудникова, науч. ред. Л. Е. Петрова. – Москва; Екатеринбург: Кабинетный ученый; Екатеринбург: Екатеринбургская академия современного искусства, 2018. – 400 с.
  27. Museo del Prado. [Электронный ресурс] – URL: https://www.museodelprado.es/en/the-collection/art-work/the-annunciation/f8e45a6f-7645-4e53-9fd5-cbdae7e8faac (дата обращения: 22.07.2020).

 

Ссылка для цитирования

Ванюшкина Л.М., Тихомиров С.А. Музей на пересечении реального и виртуального миров // Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика. – 2021. – T. 2, № 1. [Электронный ресурс]. – URL: http://ecopoiesis.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

Vanushkina L.M., Tihomirov S.A. Museum at the intersection of the real and virtual worlds // Ecopoiesis: Eco-Human Theory and Practice. – 2021. – Vol.2, №1. [open access internet journal]. – URL: http://ecopoiesis.ru (d/m/y)

 

 


О журнале

«Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика» - первый международный междисциплинарный журнал, ориентированный на создание экогуманитарной парадигмы – парадигмы выживания человечества в XXI веке, распространение экогуманитарных знаний и технологий на основе альянса экологии, гуманитарных наук и искусства. Наш журнал – это живой форум теорий и практики, обеспечивающих согласование потребностей человека и планетарной жизни в интересах устойчивого развития.

Журнал предполагает диалог и сотрудничество экологов, философов, медиков, педагогов, психологов, художников, писателей, музыкантов, дизайнеров, социальных активистов, представителей деловых кругов во имя экогуманитарных ценностей, здоровья и благополучия человека в тесной связи с заботой об окружающей среде. Журнал поддерживает разработку и внедрение новых экогуманитарных концепций, технологий и практик.

Одной из приоритетных задач журнала является научное обоснование и пропаганда роли искусства в альянсе с экологией и гуманитарными науками для восстановления и развития конструктивных отношений с природой, формирования экологического сознания и пропаганды природосообразного образа жизни.

Журнал публикует статьи, описывающие новые концепции и практики, технологии и данные прикладных исследований на стыке гуманитарных наук, экологии и искусства, интервью и отчеты о конференциях, относящиеся к экогуманитарной области; представляет художественные работы, музыку и иную творческую продукцию.

Периодичность: 4 выпуска в год.

В соответствии с Законом РФ о средствах массовой информации (СМИ), Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором) 22.09.2020 сетевое издание зарегистрировано и ему присвоен регистрационный номер

Эл №ФС77-79134.

Без разрешения редакции запрещено воспроизведение материалов в каких бы то ни было изданиях, будь то печатные, электронные или иные. Опубликованные в журнале материалы разрешается использовать только в личных некоммерческих целях — научных, образовательных, учебных и т.п.

При цитировании материалов журнала «Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика» ссылка на первоисточник обязательна. Для удобства цитирования в конце каждой оригинальной статьи помещена библиографическая ссылка, которую можно легко скопировать.