Экогуманитарные теория и практика
ISSN 2713 – 1831
Экофилософия
Экопсихология
Экотерапия
Эко-арт-терапия
Экологическое образование
«Зеленое» искусство
Экоэстетика
Главная \ Актуальное \ Вартанян А., Куртер Мусницки Ф., Демирджиоглу Б. ТРАУР ПО МРАМОРНОМУ МОРЮ

Вартанян А., Куртер Мусницки Ф., Демирджиоглу Б. ТРАУР ПО МРАМОРНОМУ МОРЮ

« Назад

Авторский взгляд

ТРАУР ПО МРАМОРНОМУ МОРЮ*

* Данная статья была впервые опубликована в журнале «POIESIS: A Journal of the Arts and Communication», 2022, Vol. 19, с. 239-252

IMG_2553

Айлин Вартанян

инструктор Босфорского университета (Стамбул, Турция), фасилитатор Института экспрессивных искусств (Стамбул) программы экспрессивных искусств в Европейской высшей школе (г. Саас-Фе, Швейцария)

FulyaKurterMusnitsky

Фуля Куртер Мусницки

доктор философии, основатель Института экспрессивных искусств (Стамбул), психотерапевт, фасилитатор, специализирующийся на экспрессивной арт-терапии и психодраме

BelizDemircioglu

Белиз Демирджиоглу,

доктор философии, преподаватель Института экспрессивных искусств (Стамбул) и Стамбульском университете Билги, фасилитатор, специализирующийся на экспрессивной арт-терапии и танцевальной терапии, профессиональная танцовщица

 

Аннотация

В рефлексивном эссе описывается работа с экологическим горем, в которой участвовала группа женщин, представляющая Стамбульский институт выразительных искусств. Работа в формате тренинга выразительных искусств проходила на острове Бургаз недалеко от Стамбула. В 2021 году в Мраморном море наблюдалось массивное выделение морской слизи, что представляло серьезную угрозу для экосистемы моря и жизни его обитателей и людей. Отдавая дань уважения Мраморному морю, авторы эссе делятся своими произведениями в виде стихов и изобразительной продукции, созданными в ходе тренинга и связанными с состоянием Мраморного моря, а также с судьбой армянской женщины по имени Марта.

Ключевые слова: Мраморное море, экологическое горе, слизь, выразительные искусства

 

Пролог

unnamed-2.3

Рисунок 1: Бронзовая монета Византии: дельфин в окружении двух тунцов, 146-176 гг. н.э. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк). Фото Роана П. [6]

Плачущие мелодии охватили мою душу

Я во сне наполняюсь песнями,

Летающими птицами, чайками,

Зеленой сладкой весной,

Возбужденными смеющимися влюбленными,

Страстью и удовольствием,

И морем с его волнами, полными любви.[1]

Эти слова взяты из очень популярной турецкой песни 1960-х годов, скорее всего, вдохновленной прогулкой у Мраморного моря, отражают воспоминания, связанные с жизнью у моря, а также с любовью, которую море привносит в повседневную жизнь горожан. Мраморное море, для Стамбула, соединяющего Европу и Азию, всегда служило убежищем, которое позволяло жителям этого города дышать, быть в контакте с морскими ландшафтами, отвлекаться от прозы повседневной жизни.

Море для жителей Стамбула может также ассоциироваться с архетипом матери, восприниматься как источник изобилия, поскольку рыбалка на Босфоре или на Галатском мосту является повседневной практикой для многих людей, чтобы прокормить свою семью или продать рыбу, чтобы заработать на жизнь. Жизнь моря занимает видное место в культуре, искусстве и мифологии территории, где ныне располагается Стамбул, с древних времен. В Византии во втором веке н. э. чеканились монеты с изображением мармарского тунца (Euthynnus alletteratus).

С древних времен в море обитали самые разные виды рыб и ракушек, и оно продолжает быть свидетелем жизни людей. Море также облегчает транспортные проблемы города, позволяя сотням паромов ежедневно перевозить тысячи людей.

Этим летом мы ужаснулись явным приметам приближающейся «смерти» Мраморного моря, когда его поверхность оказалась покрыта слоем стойкой белой пены. Море словно «стошнило», и это было явным признаком его болезни. Мы столкнулись с явлением, называемым морской слизью. Мраморное море, соединяющее Черное море с Эгейским и Средиземным морями, словно стонало и возмущалось, реагируя на тяжелое бремя, вызванное человеческой деятельностью.

Мраморное море славится своей морской экосистемой. Оно всегда служило биоразнообразию[2], поддерживало жизнь в Черном и Средиземном морях. Однако признаки умирания Мраморного моря появились не сегодня. По словам гидробиолога Левента Артюза, Мраморное море фактически умерло в 1989 году. Последнее появление интенсивной слизи на поверхности моря он описывает как «разложение трупа» [4]. Слизь на самом деле является результатом разрастания микроскопических водорослей, называемых фитопланктоном, вызванного интенсивным загрязнением, отходами и глобальным изменением климата [2]. В результате чрезмерного роста фитопланктона образуются чрезвычайно токсичные соединения, которые наносят вред рыбам, моллюскам, млекопитающим, птицам и людям. Хозяйственная деятельность людей, пренебрегающая научными данными, растущее число плохо спланированных жилищных проектов, промышленные предприятия, которые рассматривали море как место свалки, потребительское отношение людей к морю фактически «убивают» ее. Некогда обильное и животворящее море теперь стало неизлечимо больным и опасным для живых существ включая людей.

Ничего не происходит за день,

Всего за день,

Здесь

Или там.

Вот еще одни похороны без церемонии,

Без проводов

И без успокаивающего голубого ветерка.

Только повсюду «мертвые зоны»,[3]

Страдание и жажда морских богинь.

Осталось ли нам что-нибудь, чтобы утолить их жажду,

Кроме наших скорбящих сердец

И забытых детских снов?

 

Ничего не происходит за день

Здесь

Или там.

Мы это увидим,

Если наберемся смелости.

(Фуля Куртер Мусницки, декабрь 2021 г.)

 

Переживание экологического горя на основе изобразительного искусства на лоне природы

Переживая экологическое горе, связанное с плачевным состоянием Мраморного моря, мы задаемся вопросами:

«Что мы можем сделать для нашего любимого Мраморного моря, которое вдохновляло и поддерживало нас?»

«Как мы можем ответить на свидетельства деградирующей морской жизни?»

«Как нам справиться с чувством отчаяния?»

«Какова связь между деградирующей морской жизнью и гендерным контекстом?»

Переживая экологическое горе, мы решили создать творческое пространство, помогающее выразить наши чувства и обрести внутренние опоры. Наша инициатива была реализована после непрекращающихся лесных пожаров, которые вызвали чувства беспомощности и глубокой боли.

Как члены Института экспрессивных искусств в Стамбуле, мы с нетерпением ждали, когда в сентябре 2021 года после летних каникул сможем наконец реализовать наш проект создания такого пространства. Мы все знали, что слизь принадлежит не только морю, но и касается социальной сферы. Женщины и представители ЛГБТ+ и иные сообщества в это время столкнулись проблемами из-за политики исключения и нарушений их прав в связи с выходом Турции из Стамбульской конвенции.[4] Все это также совпало с экологическими проблемами, с которыми столкнулся Стамбул.

Местом проведения нашей экологической мастерской по изобразительному искусству был один из самых красивых Принцевых островов недалеко от Стамбула – Бургаз. Это была наша первая встреча после нескольких месяцев изоляции из-за пандемии. Принцевы острова, которые в византийские времена были местом изгнания и заключения, сегодня являются идеальным местом для отдыха. На острова не допускаются автомобили, кроме электрокаров (как в Саас-Фе, в Швейцарии). На островах расположены прекрасными общественными пляжами, хотя вода уже недостаточно чистая для купания.

Первоначальное название острова Бургаз в византийские времена было «Антигона», что указывает на связь этого названия с героиней трагедии древнегреческого драматурга Софокла. Она была сильной женской фигурой, которая призывала к справедливому ритуальному оплакиванию своего брата, убитого в войне, организованной их дядей Креонтом. Это название перекликалось с работой, которую мы собирались провести на острове. Антигона была революционной женской фигурой, а также напоминанием о церемонии, посвященной экологическому гореванию, которую мы планировали провести во время мастерской.

Мы подумали, что одно из самых известных мест на острове, пляж Марты, станет идеальным местом для нашей работы, основанной на экологическом подходе к выразительным искусствам. Марта, давшая название этому пляжу, была армянкой из Египта, которая вышла замуж за армянина и поселилась на острове Бургаз.

Острова известны тем, что на них проживают этнические меньшинства Стамбула: ромы (греки Стамбула), евреи и армяне. Для этих общин жизнь на острове означала жизнь в безопасном и уединенном месте. Марта была женщиной, которая глубоко любила море, воду, ракушки и тонко чувствовала красоту природы. Она одевалась по-своему, любила вплетать в волосы ленточки и делать аксессуары из ракушек для женщин и девушек, живущих на острове. В какой-то момент своей жизни она начала жить в рыбацкой хижине рядом с пляжем, чтобы быть ближе к морю, что было довольно необычно для того времени. По словам ее друзей, она также собирала дождевую воду, чтобы использовать ее для душа, утверждая, что она «омывала свое тело Божьей водой». Ее образ жизни и творчество были отражением ее свободного сильного духа. К сожалению, эти качества не приветствовались некоторыми жителями острова. Со временем сплетни за ее спиной серьезно повлияли на нее, и, к сожалению, она покончила с собой, отравив себя, оставив записку со словами: «Теперь ты можешь успокоиться!»

unnamed-2.2

Рис. 2. Марта

 

На этом пляже

Камешки пребывают в гармонии с корнями деревьев,

Оранжевый осенний свет нежно касается нашей кожи,

Звук волн спокойно входит

В наш маленький круг.

 

Да, мы говорим о тебе Марта,

Мы смотрим на твое черно-белое фото

И очарованы твоей красотой и спокойной улыбкой.

Ты смотришь прямо в наши глаза,

Как будто ты готова рассказать свою историю,

Про свою любовь к воде,

К морским существам и волнам,

Про твое стремление к единству с природной красотой.

 

Но тебя было слишком много для островитян,

Твое изобилие обратилось в горечь,

И твое терпение иссякло…

Но твое наследие с нами

Мы – женщины, которые, как и ты, любят играть с водой,

Галькой и деревьями,

И, как и ты, продолжают петь песни, начатые тобой

На этом пляже…

(Айлин Вартанян, декабрь 2021 г.)

Burgaz Ada

Рис. 3 Бургаз Ада, сентябрь 2021 г. (Фото: Севинча Чалханоглу)

Проводя мастерскую в нашем небольшом кругу представителей сообщества экспрессивных, мы были погружены в историю Марты. Мы собирались у моря, вспоминали историю Марты, которая покинула этот мир в результате этического и человеческого разложения, которое она больше не могла выносить. В то время как слизь вынесла на поверхность правду о Мраморном море, остров помог нам погрузиться в историю армянской женщины, которая была вытеснена на обочину островного сообщества. Как женщины, практикующие экспрессивные искусства, мы оплакивали обе потери: потерю некогда прекрасного животворящего моря и потерю прекрасной животворящей женщины, которая была влюблена в море.

Мы молча подошли к воде, встали в ряд у воды и позволили волнам коснуться наших ног до захода солнца. Затем мы создали коллективную скульптуру из находящихся поблизости природных объектов. Мы приветствовали Марту и друг друга танцем у моря недалеко от того места, где она жила. Мы слушали то, что должно было передать коллективное произведение искусства. Его сообщение было ясным: «Ahenkle Canım!». Это означает: «В гармонии, моя дорогая!» Мы были уверены, что Марта без колебаний назовет каждого из нас «моя дорогая».

В нашей памяти запечатлелся образ гармонии, созданный нами рядом с умирающим морем и ценностями женщины, которая была маргинализирована островным сообществом. Тем не менее, с нами остались следующие слова:

«Наше переживание боли за мир не является индивидуальной патологией. Когда мы отрицаем или подавляем свою боль, мы также уменьшаем нашу способность исцелять наш мир. Наша боль и наша способность действовать проистекают из нашей взаимосвязи со всеми существами» [1, p. 93].

 

Эпилог

«Цивилизованный человек говорит: я – хозяин этого мира; все остальное – то, что снаружи и внизу, должно быть подчинено мне. Я владею, я использую, я исследую, я эксплуатирую, я контролирую. То, что я делаю, имеет значение. Мир существует ради меня и моих потребностей. Я тот, кто я есть, а все остальное — женщины и пустыня, которые я использую по своему усмотрению» [3, p.].

Ле Гуин [3] указывает на бинарную конструкцию реальности, согласно которой мы живем и в которой природа и женщина — это те, кого используют и кем злоупотребляют по желанию суверена. Наш опыт на острове Бургаз был эстетическим ответом на данную картину реальности. Образ слизи на поверхности моря объединился с трагической историей Марты. Патриархат, турбокапитализм, пандемия, бремя коллективных воспоминаний заставляют многих замереть в ожидании трагической развязки. В нашей работе на острове, связанной с гореванием и основанной на экспрессивных искусствах, мы встретились с горем и, в то же время, с поэтикой, избежав духовного паралича. Турецкая литература и классическая музыка были носителями «hüzün» — той меланхолии, которая, например, характерна для традиционной жизни в Стамбуле, городе, который склонен не только к меланхолии, но и к постоянным изменениям и развитию. Выразительные искусства, природа и дух сообщества дали нам возможность найти свой творческий ответ на драматизм нынешней ситуации экологического и гуманитарного неблагополучия.

unnamed-2

Рис. 4 Фуля Куртер Мусницки, «Аканла Каль», бумага, акварель.

Мы вновь почувствовали решимость оставаться с морем, с тем, что течет и живет, выразив все это словами «аканла каль!»[5]. Они перекликаются с призывом Стивена К. Левина: «Поэзис всегда возможен».

Мы хотим поблагодарить всех сотрудников и стажеров Института экспрессивных искусств в Стамбуле, участников мастерской на острове Бургаз за их самоотверженность и любовь.

 

Литература

  1. Atkins S. and Snyder M. Nature based expressive arts therapy: integrating expressive arts and ecotherapy. – London and Philadelphia: Jessica Kingsley Publishers, 2018.
  2. Deutsche Welle (June 16, 2021). “Sea snot” in Turkey is part of a growing environmental threat. Youtube: https://www.youtube.com/watch?v=5-NQbI7WAzY
  3. Le Guin U. K. (1989). Women/Wildnerness. In J. Plant (Ed.), Healing the wounds. – Philadelphia, PA: New Society Publishers, 1989. – P.45-54.
  4. Olcan A. and Idemen S. (2021, May 21). Marmara Denizini Kaplayan Deniz
  5. Salyası: Cesedin Çürümesidir Bu. https://birartibir.org/cesedin-curumesidir-bu/.
  6. Roan P. (2013). Bronze coin of Byzantium: https://www.worldhistory.org/image/1064/bronzecoin-of-byzantium/

Примечания

[1] Müren, Z. [Avrupa Müzik]. (2022, 10 января). Зеки Мюрен – Инлейен Нагмелер Рухуму Сарди (Официальное аудио) YouTube: https://www.youtube.com/watch?v=rUpDwnQJ5yg. Зейнеттин Мараш; композитор и автор этой песни родился в 1927 году на берегу Мраморного моря в стамбульском районе Суадие. По некоторым данным, песня была создана во сне. Песня стала популярной благодаря уникальному художнику-революционеру Зеки Мюрену. Тексты песен переведены с турецкого на английский Айлин Вартанян.

[2] К концу 1970-х годов 127 видов рыб, перечисленных в 1915 году армянским экспертом по Мраморному морю Девецияном, сократились до шестидесяти. По данным Турецкого биологического фонда, к 2010 году их число резко упадет до двадцати видов.

[3] «Мертвая зона» — это общий термин для обозначения пониженного уровня кислорода в воде.

[4] О последствиях выхода Турции из Стамбульской конвенции можно узнать здесь:https://www.coe.int/en/web/commissioner/-/turkey-s-announced-withdrawal-from-the-istanbul-convention-endangers-women-s-rights

[5] Здесь авторы ссылаются на произведение изобразительного искусства (включено в эссе) Фули Куртер Мусницки; песня появилась на основе ее картин в сотрудничестве с Айлин Вартанян во время семинара по вокалу и музыке, проводимого Каролиной Герберт в Стамбуле в ноябре 2021 года. Текст стал мантрой; «Аканла Кал». «Акан» означает то, что течет, а «кан» означает кровь. Оттуда пришли ассоциации: женственность, боль, Мать-Земля и жизненная сила. Позже к призыву «Аканла кал!» присоединились все участники группы с барабанами и танцами.

Ссылка для цитирования

Вартанян А., Куртер Мусницки Ф., Демирджиоглу Б. Траур по Мраморному морю: когда мать стала другой? // Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика. – 2023. – T. 4, № 1. [Электронный ресурс]. – URL: http://ecopoiesis.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

Vartanyan, A., Kurter Musnitsky, F., and Demircioğlu B. Mourning for the un-sea-n: To our beloved Marmara sea. When did the mother become the other? // Ecopoiesis: Eco-Human Theory and Practice– 2023. – Vol.4, №1[open access internet journal]. – URL: http://en.ecopoiesis.ru (d/m/y)


О журнале

В соответствии с Законом РФ о средствах массовой информации (СМИ), Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором) 22.09.2020 сетевое издание - Рецензируемый научный сетевой журнал «Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика» зарегистрировано и ему присвоен регистрационный номер Эл №ФС77-79134.

«Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика» - международный междисциплинарный журнал, ориентированный на создание экогуманитарной парадигмы – парадигмы выживания человечества в XXI веке, распространение экогуманитарных знаний и технологий на основе альянса экологии, гуманитарных наук и искусства. Наш журнал – это живой форум теорий и практики, обеспечивающих согласование потребностей человека и планетарной жизни в интересах устойчивого развития.

Журнал предполагает диалог и сотрудничество экологов, философов, медиков, педагогов, психологов, художников, писателей, музыкантов, дизайнеров, социальных активистов, представителей деловых кругов во имя экогуманитарных ценностей, здоровья и благополучия человека в тесной связи с заботой об окружающей среде. Журнал поддерживает разработку и внедрение новых экогуманитарных концепций, технологий и практик.

Одной из приоритетных задач журнала является научное обоснование и пропаганда роли искусства в альянсе с экологией и гуманитарными науками для восстановления и развития конструктивных отношений с природой, формирования экологического сознания и пропаганды природосообразного образа жизни.

Журнал публикует статьи, описывающие новые концепции и практики, технологии и данные прикладных исследований на стыке гуманитарных наук, экологии и искусства, интервью и отчеты о конференциях, относящиеся к экогуманитарной области; представляет художественные работы, музыку и иную творческую продукцию.

Периодичность: 2 выпуска в год.

В соответствии с Законом РФ о средствах массовой информации (СМИ), Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором) 22.09.2020 сетевое издание зарегистрировано и ему присвоен регистрационный номер

Эл №ФС77-79134.

Учредитель / Издатель / Главный редактор: Копытин Александр Иванович 
Tel: +7 921 3277429 с 18.00 до 21.00 ежедневно по московскому времени
Email: alkopytin59@gmail.com 

Почетный соредактор: Левин Стивен

Возрастная категория: 12+

Без разрешения редакции запрещено воспроизведение материалов в каких бы то ни было изданиях, будь то печатные, электронные или иные. Опубликованные в журнале материалы разрешается использовать только в личных некоммерческих целях — научных, образовательных, учебных и т.п.

При цитировании материалов журнала «Экопоэзис: экогуманитарные теория и практика» ссылка на первоисточник обязательна. Для удобства цитирования в конце каждой оригинальной статьи помещена библиографическая ссылка, которую можно легко скопировать.